§ 58. Абстрактно-морфологические теории наклонения в русской грамматике XIX в. и их крушение

С половины XIX в. в связи со стремлением построить русскую национальную грамматику, свободную от рабского подражания западноевропейским образцам, намечаются и иные, более оригинальные взгляды на категорию наклонения. Так, К. С. Аксаков в критическом разборе "Исторической грамматики" Ф. И. Буслаева высказывается за необходимость различения морфологических и синтаксических наклонений. Он относит условное наклонение (с частицами бы и было) к числу синтаксических. Среди морфологических наклонений К. С. Аксаков различает два основных: изъявительное и повелительное. "Если уже признавать сослагательное и желательное, то они суть не что иное, как оттенки к собственно-повелительному и вместе с ним составляют три вида одного и того же наклонения (разрядка наша. — В. В.)".

Эта теория, в сущности, была углублением и развитием той чисто морфологической теории наклонения, которая раньше всего нашла выражение в грамматиках ломоносовской школы, а затем в грамматике Востокова и особенно в грамматике Н. И. Греча. Н. И. Греч учил, что в русском языке два основных наклонения — изъявительное и повелительное (сослагательное наклонение — составная, аналитическая форма, форма словосочетания). По словам Греча, отношение глагола к "действующему предмету речи" может быть или повествовательным (это выражается изъявительным наклонением), или повелительным. Соответственно античной грамматической традиции, формы наклонения глагола сопоставляются с формами склонения имени. Н. И. Греч противополагает изъявительному и повелительному наклонениям как "косвенным формам глагола" "неопределенное наклонение" как "прямую форму глагола", как глагольный "номинатив".

Следующий шаг по пути критики заимствованных учений о наклонениях русского глагола был сделан проф. Н. П. Некрасовым в книге "О значении форм русского глагола" (Спб., 1865). Исходя из морфологической точки зрения. Некрасов доказывает отсутствие форм наклонения у русского глагола. "По форме нет возможности делить изменения русского глагола на наклонения, по смыслу же и того менее". По мнению Н. П. Некрасова, "вместо всех возможных наклонений" в русском глаголе выступают две основные формы глагола: существительная (инфинитив) и личная (спрягаемые личные формы глагола). "Существительная форма русского глагола соответствует неопределенному наклонению в других языках, а форма личная — наклонениям: изъявительному (indicatif), условному (conditionnel), сослагательному (subjonctif) и повелительному (imperatif).

Две основные формы русского глагола, по словам Некрасова, "дробятся в употреблении на множество частных значений, зависящих от смысла и тона целой речи. Для этих последних русский язык не признал за нужное создать особенные формы, а потому и мы не вправе навязывать ему, по примеру других языков, формы разных наклонений и возводить частные случаи употребления на степень общих типических форм русского глагола". Итак, Н. П. Некрасов отрицает самостоятельные, морфологически отстоявшиеся формы наклонений в русском языке. Он подчеркивает разнообразие модальных значений русского глагола в речи, в разных синтаксических условиях и конструкциях, соответствующее формам наклонений в западноевропейских языках.

Далее: § 59. Мысли об аналитических и синтетических формах русских наклонений в русских грамматиках второй половины XIX в.

К содержанию