§ 18. Безличные глаголы

Категория лица и категория безличности соотносительны. Они нередко обнаруживаются в формах одного и того же глагола. Но сверх того, категория безличности может быть семантическим центром особого глагольного слова. Безличные глаголы не кажутся недостаточными. К ним есть переходные ступени. Известны, например, личные глаголы, употребительные почти исключительно в форме 3-го лица (ср.: причина кроется в том, что...; что-то мерещится; "И снится чудный сон Татьяне" (Пушкин); ср. употребление глаголов мерзить, зыбаться или зыбиться: "Тихо зыблется тростник" (Пушкин); зиждиться).

Многие безличные формы, отколовшиеся от личных глаголов, стали самостоятельными глаголами, отдельными словами. Например: рвет, морозит, хватает (т. е. достаточно); везет (о счастье, удаче); ср. забирает ("Забрало меня за живое" — Златовратский) — при явном вымирании личных форм с этим значением (например: "Взял жену, чтобы жить вдвоем, и вдвое забрала забота" (Грибоедов); ср. забрала охота что-нибудь делать; ср. эк его разбирает, разобрало и т. п.).

Множество глаголов вообще известно только в безличной форме. Они не имеют омонимов среди личных глаголов. Ср.: "И как это тебя угораздило" (Чехов, "Оратор"); "В горле даже саднит" (Слепцов, "Спевка"); "Пряжкину опять от испуга пучит" (Тургенев, "Холостяк"); тошнит и т. п. Ср.: "Видали ль вы умилительную картину, когда юноша сидит среди старух, припоминающих за всю свою многострадальную жизнь, как их стреляло, кололо, тошнило, тянуло, ломало и коробило" (Помяловский, "Молотов").

В современном русском языке выделяется несколько лексических типов безличных глаголов. Эти типы относятся к строго определенным семантическим категориям. В пределы этих категорий вмещаются и самостоятельные безличные глаголы и безличные формы личных глаголов. Это:

1. Глаголы бытия, существования, состояния: "Так есть и будет всегда" (Достоевский, "Преступление и наказание"); "Я надеялся, но вышло иначе" (Пушкин, "Путешествие в Арзрум") и т. п. С точки зрения современного русского языка здесь ощутим лишь непродуктивный способ безличного употребления личных глаголов. Особых, самостоятельных безличных глаголов этого семантического типа, по-видимому, нет.

2. Глаголы, обозначающие явления природы: светает, вечереет, похолодало, смеркается, морозит и др. Круг относящихся сюда безличных глаголов не широк. Но возможно переносное употребление личных глаголов для выражения однородных смысловых оттенков. Ср. в "Войне и мире" Л. Толстого: "Дождик шел с утра, и казалось, что вот-вот он пройдет, и на небе расчистит".

3. Глаголы, означающие стихийные явления, например: "На лесопильном дворе горит" (Чехов, "Господа обыватели") и т. п. В этой семантической сфере также обычны безличные формы личных глаголов.

4. Глаголы, связанные с представлением о судьбе, роке: "Ну, и везет вам сегодня" (Л. Андреев, "Большой шлем"). Это отстоявшаяся и застывшая лексическая группа.

5. Глаголы, означающие внутренние физические ощущения и физиологические изменения в отправлениях организма, в его состоянии (рвет, тошнит, пучит, саднит и т. п.). Ср.: "От радости в зобу дыханье сперло" (Крылов, "Ворона и Лисица"); "Мой друг, мне уши заложило" (Грибоедов, "Горе от ума"); "Меня всего передернуло" (Достоевский, "Бесы"); отлегло от сердца.

6. Глаголы, означающие ощущения от внешних явлений (чувственные восприятия и внешние явления как объект этих восприятий): "от него несет чесноком"; "Пахло от него ветчиной и кофейной гущей" (Чехов, "Сирена"); "В детстве мамка его ушибла, и с тех пор от него отдает немного водкою" (Гоголь, "Ревизор"). Ср.: "От бесед с литераторами и чтения журналов определенно веет затхлостью злейшей "кружковщины", вредной замкнутостью в тесных квадратиках групповых интересов, стремлением во что бы то ни стало пробиться в "командующие высоты" (Горький).

7. Глаголы, означающие психические переживания человека, например: стерпится — слюбится: "Не поздоровится от эдаких похвал" (Грибоедов, "Горе от ума").

8. Глаголы, означающие стихийную направленность действия на субъект или присущую кому-нибудь предрасположенность к действию, способность как бы невольного проявления какого-нибудь действия, а также, напротив, отсутствие в ком-нибудь волевых импульсов, расположения к какому-нибудь действию. Например: "Два часа ночи... не спится... А надо бы заснуть, чтоб завтра рука не дрожала" (Лермонтов, "Княжна Мери"); "И верится и плачется" (Лермонтов); "Вы не верите слезам... Но я плачу не для вас: мне просто плачется" (Гончаров, "Фрегат Паллада"); "Туда, сюда, а дома не сидится" (Пушкин, "Русалка"); "Литвинов взялся за книгу, но ему не читалось" (Тургенев, "Дым); "Правду сказать, отлично лежалось на этом диване" (Тургенев, "Два приятеля"); у Достоевского в "Бесах": "Кажется, готов к труду, материалы собраны, и вот не работается. Ничего не делается". В этих образованиях значение безличности связано с присоединением аффикса -ся.

Значение безличной формы на -ся чрезвычайно ярко сказывается в такой крестьянской речи, записанной А. И. Эртелем:

Вот штука! — говорит работник, возвращаясь со станции:

Кобыла пять раз выпрягалась. Измаялся.

Гужи ослабли.

Какие тебе гужи! А это я, признаться, встретился с мужиком — он не сворачивает, и я не сворачиваю. Ну и поругались. Вот он, пес его дери, и напустил.

Чего напустил?

Да чтоб отпрягалось.

Безличные формы этого последнего разряда настолько продуктивны в современно языке, что возникает тенденция производить вторично такие формы даже от глаголов на -ся. А. М. Пешковский по этому поводу заметил: "В настоящее время категория эта уже всеобща, т. е. форму эту можно образовать от каждого глагола (мне читается, говорится, работается, лежится, чихается и т. д. и т. д., вплоть до любого, хотя бы и необычного, но всегда возможного новообразования), за исключением глаголов возвратных. От возвратных глаголов форма эта совсем не образуется: нельзя сказать: мне сегодня торопится, мне умывается, мне веселится, мне смеется и т. д.". Ведь надо было бы к форме возвратных глаголов прибавлять второе -ся, что противоречит фонетическим нормам русского языка, избегающего удвоения слогов (ср. минералог, а не минералолог). Кроме того, вообще образованию и распространению безличных форм на -ся от многих глагольных основ препятствует широкое употребление соответствующих личных омонимов или омоформ (ср. невозможность сказать: мне сегодня не считается; но ср. я хорошо считаю и т. п.). Мнение А. М. Пешковского о возможности образовать безличную форму на -ся от любого невозвратного глагола ошибочно. Производство безличной формы на -ся ограничено строгими семантическими условиями (о них см. в исторической лексикологии русского языка). Но в индивидуальном говорении и писании замечаются бесплодные попытки производить безличные формы даже от возвратных глаголов. Так, Натан Венгров в своих "Песнях с картинками для маленьких" (М., 1935, с. 13) пел:

Улыбнись на вечера,

Чтоб смеялось нам с утра.

Далее: § 19. Виды аналитического выражения категории лица

К содержанию