Эйнштейн и музыка: противоречия жизни, которые не могут не восхищать.

Примечательно, что наука и музыка - это некое проявление одной и той же общечеловеческой культуры, где существует глубокая связь: прежде всего, при наличии изначальной "гармонии", которая присуща нашей Природе. Подобного рода связь всегда интуитивно чувствовали не только музыканты, но и творцы современной физики.

"Музыка и исследовательская работа в области физики различны по происхождению, но связаны между собой единством цели - стремлением выразить неизвестное. Их реакции различны, но они дополняют друг друга. Наука раскрывает неизвестное в Природе, а музыка - в человеческой душе, причём именно то, что не может быть раскрыто в иной форме, кроме музыки", - Альберт Эйнштейн.

Если провести аналогию между двумя видами искусства (музыкального и физического), то мы, в самом деле, встанем перед (на первый взгляд, простым, но довольно скрупулёзным вопросом): как же они возникают?

На этим размышлял ещё Макс Планк, отметив, что "эти процессы - Божественный тайны, которые или совсем не поддаются объяснению, или могут быть освещены лишь в известной степени, пытаться проникнуть в их сущность было бы неразумным и самонадеянным".

Чем гения так привлекали звуки

Великий физик без доли сомнения говорил, что смысл его жизни - в Науке. Ей он был действительно предан, ведь физика являлась для него настоящим "убежищем". В целом сама разница между "жизнью и смертью" для Альберта Эйнштейна заключалась лишь в его работоспособности, т.е. в том, может ли он в полной мере заниматься своим любимым делом. Однако не только физика крала его внимание: "второй любовью" для него всегда была сама Музыка.

Детство его прошло в музыкальной атмосфере: мать Эйнштейна передала ему свои музыкальные способности. Долгое время излюбленным инструментом для него являлся рояль, а именно - игра в четыре руки с его матерью или Майей (младшей сестрой), а также "выдумывание" всеразличных вариаций на разнообразные темы.

Чуть позднее на смену роялю пришла скрипка. В самом начале мальчик воспринимал эти уроки как необходимую и очень скучную обязанность, но в один день всё изменилось. Причиной этим изменениям послужили невообразимые для Эйнштейна сонаты Моцарта, которые сразу запали ему в душу и покорили своей грацией и сверхэмоциональностью.

«Я брал уроки игры на скрипке с 6 до 14 лет, но мне не везло с учителями, для которых занятия музыкой ограничивались механическими упражнениями. По настоящему я начал заниматься лишь в возрасте около 13 лет, главным образом после того, как "влюбился" в сонаты Моцарта. Пытаясь хоть в какой-то мере передать художественное содержание и неповторимое изящество, я почувствовал необходимость совершенствовать технику — именно так, а не путём систематических упражнений я добился в этом успеха. Вообще я уверен, что любовь — лучший учитель, чем чувство долга, во всяком случае, в отношении меня это справедливо», - говорил Эйнштейн.

Игра его на скрипке отличалась удивительной "чистотой" и задушевной экспрессией. Физик играл на редкость смело и широко, утопая в импровизации. Несмотря на это, он стремился не только в различным вариациям, идущим "изнутри", но и придерживался строгой передаче "каркаса" музыкального произведения. Само выявление личности исполнителя его захватывала меньше всего - такова была и его личная манера игры. 

Удивительно, в скольких занятиях и сферах деятельности "плавают" и утопают по сей день люди науки. Мы можем заметить интересную закономерность в жизни Гениев: ни один из них не был увлечён чем-то одним, ведь (как считали сами Творцы) увлечённость разными видами деятельности благотворно сказывается на работоспособности и воображении (что, в последствии, развивает разные части мозга и позволяет добиться успеха в том, на что направлен основной "маячок" их существования).