Prilag razrad.jpg

4. СТЕПЕНИ КАЧЕСТВА И ИХ ВЫРАЖЕНИЕ У ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ

§ 11. Формы субъективной оценки качества и формы степеней сравнения прилагательных

Вопрос о степенях качества и о формах их выражения у прилагательных не может считаться вполне уясненным . В "Российской грамматике" Ломоносова вопрос о степенях сравнения имен прилагательных был решительно отделен от вопроса об умалительных и увеличительных именах прилагательных (типа плоховат, близехонек и т. п.), т. е. от вопроса о категории субъективной оценки. Но в русских грамматиках первой половины XIX в. под влиянием французских грамматических теорий эти вопросы сблизились. В руководствах этого времени нередко устанавливались две категории степеней качества: "неотносительные, в коих нет сравнения между предметами (например: староватый, старенький, старехонек. — В. В.), и относительные, или степени сравнения, в коих качество определяется по сравнению предметов между собою" (55)2 (например: старейший из ученых; один другого старее). Понятие степеней сравнения иногда распространялось и на все разновидности степеней качеств.

В таком случае обе эти группы форм объединялись под именем безотносительных и относительных степеней сравнения. (При этом безотносительные степени сравнения иногда сопоставлялись со "степенями" глагола.) Получались три безотносительных степени сравнения:

  • 1) начинательная степень, образуемая от основы имени прилагательного, обозначающего физические качества предметов, с помощью суффикса -оват-, -еват-: желтоватый, красноватый, синеватый и т. п.;
  • 2) длительная и учащательная степень от тех же прилагательных, образуемая с помощью суффикса -оньк-, -еньк-: желтенький, красненький, сухонький. Эту форму имеют не все прилагательные со значением физического качества. Так, она не свойственна прилагательным на -кий с предшествующим согласным, которые выражают способность неодушевленного предмета к какому-нибудь действию: ломкий, звонкий, скользкий, тряский;
  • 3) совершенная степень, употребляемая только в краткой форме и образуемая с помощью суффиксов -ёхонек, -охонек и -ошенек, -ёшенек: краснёхонек, белёхонек, здоровёшенек.

"Совершенной безотносительной степени лишены прилагательные качественные, показывающие принадлежность предмету каких-либо частей или свойств и оканчивающиеся на -авый, -атый, -астый, -оватый, -ивый, -итый, -истый, -ный, -кий: моложавый, душистый, плодовитый и пр. Все эти прилагательные не представляют постепенного развития или напряжения деятельности в предметах..." (57).

Таким образом, все безотносительные степени качества, иначе говоря, формы субъективной оценки качества ставились в один грамматический ряд. Между этими тремя степенями усматривалось прямое соотношение. Казалось, что безотносительное к сравнению предметов различение степеней одного и того же качества ведет к образованию трех форм одного и того же слова (58). Например: слабоватый, слабенький и слабёхонек с этой точки зрения должны быть признаны формами слова слабый, так же как слабее и слабейший. Сопоставление с видами глагола является искусственным и внешним. Стремление установить полный параллелизм между тремя степенями субъективной оценки и между тремя степенями сравнения сужало круг грамматико-семантического исследования и вело к искусственным грамматическим построениям. Поэтому Ф. И. Буслаев в своей "Исторической грамматике" отошел от этого надуманного учения о двух соотносительных типах степеней сравнения, введя вопрос о степенях сравнения в его традиционное русло, в котором он в общем пребывает и до сих пор. Лишь так называемая "формальная" грамматика нашего времени попыталась оторвать форму сравнительной степени от категории имени прилагательного и выделить ее даже в особый грамматический класс. Формы же безотносительных степеней качества обычно помещались в один общий ряд со всеми суффиксальными образованиями имен прилагательных. Еще К. С. Аксаков бегло коснулся вопроса о "разных оттенках качества, которые показывают его свойство, количество и тому подобные отношения в нем самом со стороны внешней". Он указал, что формы этого рода в основном обособлены от категории степеней сравнения, выражающей внутреннее распределение качества в предметах. Уменьшительно-ласкательные и усилительные формы прилагательного, "определяя качество с его наружной стороны, еще не определяют самого качества, а выражают лишь его субъективную оценку". Они "группируются около общего качества и составляют его переливы" (59).

Таким образом, русская грамматика к середине XIX в. в вопросе о формах субъективной оценки вернулась к правильной точке зрения, намеченной еще Ломоносовым. Стало ясно, что значение степеней сравнения и форм субъективной оценки в отдельных оттенках сближаются. Но на фоне этих семантических связей еще рельефнее выступили различия, расхождения между двумя категориями. При ближайшем изучении тех образований, которые причислялись к безотносительным степеням качества, открылось, что между ними в живой речи нет ни грамматической соотносительности, ни логической симметрии.

Суффикс -оват- (-еват-) обозначает неполноту, недостаток качества "против обыкновенного" (Греч), наличие качества лишь в некоторой слабой степени, далекой от нормы. Образования с этим суффиксом иногда очень сильно отличаются своим значением от производящего прилагательного (ср.: дубовый и дубоватый; прыщавый и прыщеватый; илистый и иловатый; глухой и глуховатый, не совпадающие по кругу значений; ср. невозможность сказать: "сытое брюхо к учению глуховато" или: "ходила глуховатая молва", "испытывать глуховатое недовольство" и т. п.; ср. образования типа плутоватый, вороватый, мещановатый и т. п.; ср. также: одутловатый).

Последовательность безотносительных "степеней качества" оказывается мнимой. Суффикс -оват- лишь в узком кругу слов может рассматриваться в параллель с суффиксом -еньк-, -оньк-, и то как его неполный морфологический синоним. К. С. Аксаков в разборе "Исторической грамматики" Ф. И. Буслаева останавливался на различиях в значении и экспрессии между беловатый — беловат и беленький — беленек, белёхонек, белёшенек. "Белёхонек, белёшенек и проч. (кругом бел, совершенно бел. — В. В.) выражают личное впечатление говорящего, поэтому сравнительная степень здесь невозможна; ибо здесь является не качество: бел само по себе, а особое впечатление, им производимое. Слово беленек не имеет значения: совершенно бел, а скорее слегка бел; но, выражая личное ощущение, не может иметь сравнительной степени. Беловат, белесоват не выражают личного впечатления, а обозначают само качество и потому могут иметь сравнительную степень" (60)3 .

О том же явлении позднее писал проф. Мандельштам: "Как в обыденной речи, так и в народной поэзии и в литературных произведениях слышится часто в уменьшительных суффиксах нечто, соответствующее суффиксам -ватый, -атый, т. е. присутствие качества в некоторой степени... Хотя над значением ложится отношение говорящего — то симпатии, то антипатии, в зависимости от содержания самого слова (ср.: пошленький, подленький и глупенький, слабенький)" (61).

Уменьшительно-ласкательный суффикс -еньк-, -оньк- присоединяется к основам прилагательных, как осложненным суффиксами, так и бессуффиксным. Однако далеко не все осложненные суффиксами основы качественных имен прилагательных могут соединяться с суффиксами субъективной оценки. Обычно не образуют уменьшительных форм на -еньк-, -оньк- качественные имена прилагательные, включающие в себя суффиксы -тельн-, -ист-, -льн- и некоторые другие. Кроме того, вообще качественные прилагательные, носящие отпечаток книжности, не имеют форм субъективной оценки. Точно так же прилагательные с живой глагольной основой обычно не принимают уменьшительно-ласкательных суффиксов. Это можно наблюдать даже в прилагательных на -кий, если в них жива связь с глаголом (например: броский, хваткий, ломкий и т. п.). При утрате же или ослаблении связи с глаголом эти прилагательные сочетаются с уменьшительными суффиксами. Впрочем, прилагательные с суффиксом -к- (но не на -окий, -ёкий) "отбрасывают" -к- перед уменьшительным суффиксом: гладенький, жиденький, коротенький, легонький, мягонький, низенький, реденький, тоненький, меленький, узенький и т. п.; но высоконький, глубоконький и т. п. Лишь в тех случаях, когда суффикс -к- уже неотделим от основы прилагательного, уменьшительный суффикс -оньк- непосредственно примыкает к нему (ср. разг.: мелконький, жалконький и др.). Ударение ставится на слоге, непосредственно предшествующем суффиксу -оньк-, -еньк-.

Функция суффикса -еньк-, -оньк- довольно точно была определена еще грамматиками первой половины XIX в.; это — "смягчение или уменьшение качества". По толкованию Н. И. Греча, качественные прилагательные, сочетаясь с этим суффиксом, принимают вид уменьшительных для смягчения, для приветствия или для согласования с существительным уменьшительным (62). В своем основном, чисто экспрессивном уменьшительно-ласкательном или несколько пренебрежительном значении формы на -еньк-, -оньк- принадлежат к системе форм производящего имени прилагательного (слепой — слепенький; хромой — хроменький и т. п.). Относясь к имени существительному в уменьшительно-ласкательной форме, прилагательные на -енький, -онький выражают своеобразное экспрессивное согласование с ним (ср.: голубое платье — голубенькое платьице4 ; веселый день — веселенький денек и т. п.). В таком сочетании эти формы лишь обостряют и усиливают эмоциональную окраску определяемого предмета. Например, маленькая лошадка. А. А. Потебня и вслед за ним проф. И. Мандельштам отметили, что в некоторых случаях формы прилагательных на -енький лишены прямого уменьшительно-ласкательного значения и употребляются лишь для общего экспрессивного "освещения речи" (63).

Все это подтверждает ту мысль, что слабенький является скорее экспрессивным видоизменением слова слабый, его формой, чем самостоятельным, новым словом. Но экспрессивные оттенки, присущие этим формам, крайне разнообразны и противоречивы. Эти формы могут выражать меньшую, смягченную степень качества в субъективном освещении (например: смазливый и смазливенький, легкий и легонький и т. п.). Иногда, напротив, им свойствен оттенок субъективного усиления качества (например: простенький и простой; паршивенький и паршивый и т. п.). Это усиление качества особенно ярко выступает в устном употреблении (правда, не частом) кратких форм, вроде тяжеленек, далеконек и т. п., или однородных полных с предикативным значением: путь показался нам долгоньким. Ср. у Достоевского в "Бесах": "Варвара Петровна... стала в последние годы излишне, как говорили, расчетлива и даже скупенька".

В силу этого многообразия экспрессивной окраски у многих форм на -енький, -онький изменяется лексическое содержание. Этот смысловой сдвиг ведет к отрыву их от исходного имени прилагательного (например: хороший и хорошенький, малый и маленький и т. п.). В современном языке есть несомненная тенденция к превращению многих форм с суффиксом -онький, -енький в отдельные слова.

А. А. Шахматов указывал, что "уменьшительные образования могут возникать и независимо от определяемых существительных" (64), и подчеркивал склонность этих форм к обособлению в самостоятельные слова (ср.: "она очень мила" и "она очень миленькая"; "маленький, да удаленький").

Крестьянско-фольклорные суффиксы -ёшеньк-, -ёхоньк-, -охоньк-, связанные преимущественно с краткой формой прилагательных, выражают усилительное, увеличительное значение (65): рад-радёшенек, один-одинёшенек, тяжелёшенек, здоровёшенек и т. п. По-видимому, в -ёшенек преобладает оттенок сочувствия (иногда даже ласкательной окраски), в -ёхонек — оттенок предельного усиления. Формы на -ёшенек (-ёшенький) явно вымирают. Они расцениваются в устной речи как архаизмы или фольклоризмы. Формы на -ёхонек, в устной речи потенциально образуемые от многих качественных прилагательных (например: тяжелёхонек, глупёхонек и т. п.), все же мало употребительны в интеллигентско-разговорном языке. На тех и других лежит отпечаток народнопоэтического стиля. Приходится признать их еще не отжившими, но лишь "запасными" формами соответствующих качественных слов.

Итак, в современном языке отчетливо проявляется тенденция к экспрессивному распылению "безотносительных степеней качества". Формы субъективной оценки не только безотносительны к сравнению предметов, но и несоотносительны друг с другом. При этом границы стилистического использования форм на -енький, -онький, а особенно форма на -ёшенек (-ёшенький), -ё(о)хонек (-ёхонький), не совпадают с областью употребления производящего имени прилагательного.

Такому стилистическому расслоению форм субъективной оценки содействовала волна экспрессивных образований, первоначально бытовавших в мещанских и просторечных диалектах и начавших широко двигаться в русский литературный язык с 20 — 40-х годов XIX в. Эти формы находились, а частично и возникали под влиянием книжных причастий (66). Сюда относятся экспрессивно окрашенные суффиксы:

  • 1. -ущ-, -ющ- с усилительно-увеличительным значением: очень, в высшей степени: завидущий, загребущий, злющий, жаднющий, толстущий, здоровущий и т. п., ср. большущий. Ср., например, у Маяковского:

Если встретите человека белее мела,

худющего,

худей, чем газетный лист, —

умозаключайте смело:

или редактор,

или журналист.

("Газетный день")

В образованиях этого типа в современном языке явно преобладают производные от основ качественных прилагательных. Ср. в мещанском диалекте образования с суффиксом -еющ- (-ающ), носящие на себе печать влияния формы сравнительной степени: "сильнеющая буря" (Садовников); "самому стареющему волку", "превеличающий камень" (67), "первеющее дело" (Мельников-Печерский, "В лесах").

  • 2. -ящ- тоже с усилительным значением: гулящий, завалящий, работящий; ср. област. зрящий (от наречия зря). Образования этого рода отглагольны и непродуктивны.

От этих ударяемых суффиксов -ущ-, -ющ-, -ящ-, конечно, необходимо отличать суффиксы причастий и развившихся из них качественных прилагательных.

Быть может, прав был проф. С. К. Булич, предполагая, что формам на -ющий, -ящий "значение превосходной степени легко могло быть придано влиянием такого увеличительного суффикса, как, например, -ища, -ище: ручища, домище и т. д." (68).

  • 3. -енн-, присоединяющийся к основам имен прилагательных, преимущественно обозначающих величину или силу5 . Этот суффикс имеет увеличительное значение и употребляется главным образом в просторечии: здоровенный, страшенный, тяжеленный, широченный, высоченный и т. п. Ср., например, у Л. Сейфуллиной: "Крепченной золотой жилой в жизни проляжем" (в речи интеллигента; рассказ "Преступление"); "На сеновале страшенная темень" (Шолохов, "Поднятая целина"). Ср. здоровенный (Пушкин, "История села Горюхина": "баба здоровенная"; в языке Тургенева, Писемского, Л. Толстого и др.).

Такова система суффиксов субъективной оценки и таково их употребление. Термин "степеней качества" приложим к образованиям, полученным с помощью этих суффиксов, лишь в очень условном смысле. В большей части их (кроме -оват-) значение степени качества лишь наслаивается на очень разнообразные экспрессивные оттенки субъективного отношения к качеству. Ср.: тяжелый, тяжёленький. тяжеленек, тяжелёшенек, тяжелёхонек, тяжелющий, тяжеленный.

От этих форм, обозначающих субъективную оценку качества или меры качества по отношению к норме этого качества, но безотносительно к сравнению предметов, обладающих этим качеством, следует решительно отделять формы степеней сравнения. Формы субъективной оценки, выражающие "смягчение, усиление и уменьшение качества", сами по себе никакого сопоставления предметов по степени качества не обозначают. Их значение состоит не в выражении соотношений между качествами предметов, а в выражении отношения субъекта к качеству предмета. Если признать это разграничение, то придется отнести к категории субъективной оценки и формы прилагательных с приставками пре-, раз- и наи-6 , а также: сверх-, архи-, ультра-. Ср.: прехорошенькая девочка; "погода прегнуснейшая" (С. Аксаков); разлюбезное дело, наиглупейшее положение, общий наибольший делитель, наименьший, наилучший и т. п.

Любопытно, что прилагательные с приставками пре-, раз- (и, естественно, наи-) не имеют кратких форм. Некоторые из этих приставок, например пре-, раз-, сочетаются не только с основной формой имени прилагательного, но и с формой превосходной степени. Приставка наи- присоединяется только к формам на -ейший-, -айший и -ший. Формы прилагательных, осложненные приставками этого рода, выступают как синонимы форм превосходной степени в безотносительном значении, в значении предельной степени качества (ср.: преглупое положение — глупейшее положение). Анализ этих образований целесообразнее связать с изложением грамматического учения о степенях сравнения.

Далее: § 12. Описательные, аналитические формы степеней сравнения

К содержанию