Ход сражения

Английский флот насчитывал около ста кораблей. Среди них было много фрегатов, сторожевых кораблей и несколько галеонов. Несколько прибрежных кораблей для ловли рыбы также были направлены в английский военно-морской флот. Испанский флот насчитывал около 130 кораблей. Однако десять кораблей уже погубил шторм и морская болезнь. Испанский флот состоял из галеонов и галей. Для того, чтобы придать кораблям более устрашающий вид, испанцы расставили корабли в форме полумесяца. Эта группа кораблей дрейфовала к берегам Англии.

Лорд Томас Говард и Сэр Фрэнсис Дрейк напали первыми. Когда английские корабли двинулись на испанский флот, ветер был попутный, что позволило английским войскам нападать тогда, когда им будет удобно. Пушечные ядра взлетели в воздух. Загремели мушкеты. Копья и мечи свистели в воздухе. Испанский флот был готов к нападению. Солдаты были готовы занять английские корабли и атаковать. Английский флот не мог подплыть слишком близко, и поэтому его корабли стояли на расстоянии пушечного выстрела и продолжали стрелять по испанским кораблям.

Испанские солдаты хотели подобраться ближе, чтобы захватить корабль и сражаться на мечах, но английские войска с быстрыми кораблями не допустили этого. Вместо этого английские стрелки продолжали стрельбу, создавая много шума. Стрельба продолжалась весь день. К тому времени как стемнело, у испанского флота было множество повреждений, но их громадный «полумесяц» все еще стоял на месте.

К утру следующего дня два флота были отброшены течением на восток. Они были недалеко от острова Уайт, на южном побережье Англии. Когда стрельба возобновилась, испанские войска все еще пытались подойти поближе, но английские корабли сохраняли дистанцию. Пушки гремели со всех сторон.

На флагмане стоял встревоженный герцог Медина-Сидония. Он знал, что должен настигнуть испанских солдат в Нидерландах. Также он знал, что запасы пороха были на исходе. Из всего того, что испанцы брали с собой на борт, порох использовался чаще всего и уже был на исходе. Пушечные ядра и порох занимали много места и оставалось только восемьдесят патронов на каждое испанское оружие.

Несколько английских фрегатов объединились против одного испанского галеона. Они намеревались захватить его, когда герцог Медина-Сидония проплыл мимо флагманском корабле, чтобы помочь испанскому галеону. Никто не сомневался в храбрости герцога, но испанская Армада действительно была в беде.

На третий день сражений, обе стороны собрались на поле сражения, но ветер и волны откинули их на восток. На протяжении целого дня не удавалось вести огонь по противнику и еще труднее было пойти на абордаж, как хотели этого испанцы. Казалось, что сражение кончится неудачей.

На четвертый день, герцог Медина-Сидония и испанская Армада достигли гавань Кале, на территории Франции, справа от английского канала. Губернатор Франции разрешил испанским кораблям бросить якорь на его территории. Теперь им ничего не угрожало, так они думали. Герцог постоянно посылал сообщения испанской армии в Нидерланды. Если бы только солдаты были здесь, он бы смог поднять их дух, но даже тогда испанские солдаты были в 50 милях от него, они не смогут доплыть к ним так быстро. Голландские солдаты блокировали выход.

Возможно, герцог осознал, что не стоило выполнять приказы короля Филиппа, но он был солдатом и человеком чести. Он пытался выполнять свои обязанности. Все испанские главнокомандующие знали, что они должны придерживаться основному плану короля Филиппа. Испанская система правления не позволяла людям нарушать правила и установленную систему. Возможно, что во всем испанском флоте не было такого человека как Фрэнсис Дрейк.

В то время как испанские корабли ждали в гавани, английские капитаны объединились. Лорд Ховард спросил у капитанов, что они думают о сложившейся ситуации, и все посмотрели на Фрэнсиса Дрейка. Он был лучшим и самым смелым среди них. Фрэнсис Дрейк ответил, что им не следует ждать каких-либо действий со стороны испанцев. Вместо этого им следует нападать горящими кораблями, кораблями которые были сожжены до того, как они настигли врага.

Все согласились с тем, что это отличный план, но весьма рискованный. Восемь старых кораблей были объединены и загружены смолой, гудроном и порохом. Ночью эти восемь кораблей поплыли к испанской Армаде. Английские матросы оставались на борту так долго, как только могли, пока не загорелась их взрывчатое вещество, а и они не стали выпрыгивать за борт.

Испанские корабли держались вместе. Форма полумесяца, в которой они были выстроены, была одной из самых надежных и сильных, и англичанам не удавалось разбить ее даже пушечными ядрами.

Испанский флот охватила паника. Капитаны по очереди приказывали рубить канаты и цепи, которые держали якорь. Испанские корабли вышли из зоны горящих кораблей, которые горели на водной глади, но им уже был нанесен ущерб. Когда наступил рассвет, испанские корабли подпрыгивали на волнах в проливе Ла-Манш. Их великая форма полумесяца была полностью разрушена. Испанские корабли были откинуты течением на многие мили. Без якорей испанские корабли не могли удерживать свою позицию. Когда ветер менял направление, некоторые из них дрейфовали слишком близко к берегам Франции, что было опасно, т.к. там было много скал. Английский флот выбрал этот момент для нападения.

Сэр Фрэнсис Дрейк и Лорд Говард возглавили нападение. Английские корабли были повсюду, окружали галеи и галеоны. Англичане хорошо знали те воды, и у них все еще были якоря, и они могли маневрировать в то время, как испанские корабли только и могли что стоять.

В тот день повсюду грохотали ядра. Англичане и испанцы были одинаково храбры, но когда наступила ночь, у испанского флота совсем не осталось пороха. Восемьдесят патронов, которые они привезли из Испании, было недостаточно в таком сражении.

На следующий день испанские капитаны собрались, чтобы все обговорить. Они не смогут выиграть сражение здесь, в проливе Ла-Манш, и поэтому у них есть всего два выхода. Повернуть на юг и попытаться уплыть домой или поплыть на север к Ирландии и Шотландии и попасть домой таким путем. В итоге ветер решил за них, внезапно изменив свое направление. Без якорей испанские корабли не могли удержать свою позицию. Их понесло ветром на север, в их длинное путешествие домой.

Речь Елизаветы

Английские командиры были безмерно счастливы. Они знали, опасность была позади. У испанского флота не осталось пороха и их корабли ветром погнало далеко на север. Лорд Говард и сэр Фрэнсис Дрейк послали сообщение на сушу. Непобедимая испанская Армада была разгромлена. До того как эти сообщения были доставлены, королева Елизавета произнесла лучшую речь в ее жизни. Осознавая опасность, она сказала своим военно-командующим, что хочет обратиться к войскам. 9 августа, до того, как она узнала, что ветер изменил направление и испанская Армада была разгромлена, Елизавета поехала в военный лагерь к солдатам, в порт Тилбери.

Королеве Елизавете на тот момент было 55 лет и она носила парик, чтобы скрыть лысину на голове. Она медленно передвигалась и больше не танцевала так много как раньше, но все это было забыто, когда она поехала в Тилбери верхом на белом коне. Ее окружали вооруженные солдаты, ее выступление было очень зрелищным.

В своей речи, королева Елизавета показала презрение к врагам. Она сказала: я стою среди вас, полная решимости в самом сердце событий, чтобы выжить или умереть среди вас, оставив Богу мое королевство и мой народ, даже если моя честь и моя кровь будут в пыли. Я знаю. Что у меня тело слабой женщины. Но зато у меня сердце короля, короля Англии.

Солдаты закричали. Трубы загремели. Кони бросились в сторону от шума. Это была самая лучшая речь Елизаветы за всю ее жизнь. Это была одна из лучших речей в истории. Она показала, что не уступит врагам. Она королева и она умрет за свой народ.

Только спустя несколько дней пришли новости, что испанский флот был разгромлен. Королева Елизавета, выразила свою благодарность. Были отлиты медали, на одной стороне которых было гордое выражение лица Елизаветы, а на другой - проигравшие испанские корабли, прыгающие на волнах. На медалях была надпись «Бог подул и они рассеялись».