Чичиков и Плюшкин.jpg

«Мертвые души» – произведение Н.В. Гоголя, жанр которого сам автор обозначил как поэма. Изначально задумано как трёхтомное произведение. Первый том был издан в 1842 году. Практически готовый второй том уничтожен писателем, но сохранилось несколько глав в черновиках. Третий том был задуман и не начат, о нём остались только отдельные сведения.

Общий взгляд на композицию поэмы

Считается, что первый том «Мертвых душ» строится по одному принципу. Этот принцип А. Белый сформулировал так: каждый последующий помещик, с которым судьба сталкивает Чичикова, «более мертв, чем предыдущий». А. Вронский писал: «Герои все более делаются мертвыми душами, чтобы потом почти совсем окаменеть в Плюшкине». То есть все типы расположены по степени усиления черт духовного оскудения в каждом последующем образе. Данная точка зрения получила широкое распространение и встречается почти во всех работах о «Мертвых душах».

Однако этот принцип при более детальном и глубоком рассмотрении проблематики и образов поэмы вызывает сомнение. Помещики у Гоголя выстраиваются в следующем порядке: Манилов – Коробочка – Ноздрев – Собакевич – Плюшкин. Это означает, что Ноздрев хуже, чем Манилов, а Собакевич хуже Ноздрева и так далее. Но так ли это на самом деле? Неужели хозяйственный Собакевич, у которого «избы мужиков срублены были на диво», хуже Манилова, у которого «хозяйство шло как-то само собою» и мужики были отданы во власть хитроумного приказчика? Или почти апатичный Манилов лучше, чем Ноздрев и Плюшкин, у которых есть хоть какой-нибудь «задор» в характере? Как мы видим, данная точка зрения не выдерживает критики.

Мертвые души.jpg

Типы характеров в «Мертвых душах»

Чтобы понять истинность композиции поэмы «Мертвые души», нужно поговорить о типах характеров, представленных в ней. Когда в галерее образов читатель подходит к Плюшкину тон повествования резко меняется, появляются не встречающиеся ранее мотивы грусти и печали. Данная шестая глава является переломным моментов во всем ходе повествования.

Существует мнение, что характеры Гоголя просты и примитивны, буквально, что каждый из помещиков обладает какой-то одной доминирующей чертой, наподобие героев классицизма. Но подобная точка зрения ошибочна, так как ни одного из героев нельзя охарактеризовать одним известным нам пороком. То, что мы называем маниловщиной, ноздревщиной – это целый психологически-нравственный комплекс, состоящий из множества оттенков и впервые открытый Гоголем.

Единственное с чем можно согласиться это то, что гоголевские помещики статичны. Это не значит, что они ясны с самого начала, черты их характера раскрываются постепенно по мере развития сюжета. Но это именно раскрытие характера, а не его эволюция.

Плюшкин.jpg

Но стоит задать вопрос: все ли герои таковы? Нет, не все. Мы уже говорили, что в образе Плюшкина чувствуется нечто новое, и этим новым является «развитие». Плюшкин единственный из помещиков, данный Гоголем во времени и в изменении. У него единственного есть предыстория, мы видим постепенное обеднение души героя, от мудрого хозяйственника до ужасного скупца. У других же героев прошлого нет, они даны уже сложившимися людьми в данном месте и в данный период времени. С Плюшкиным же впервые в поэму входят биография и история характера.

Вторым образом, построенным по такому же принципу, является образ самого Чичикова. В одиннадцатой главе нам открывается постепенное формирование, развитие и усиление духа приобретательства и чичиковщины.

Таким образом, в поэтике поэмы «Мертвые души» выделяется два типа характера. К первому относятся статичные герои: Манилов, Коробочка, Ноздрев и Собакевич. Ко второму – герои, показанные в развитии: Плюшкин и Чичиков. Различие этих двух типов характеров подтверждается еще и тем, что Гоголь намеревался взять и провести через жизненные испытания к возрождению только двух героев из первого тома: Чичикова и Плюшкина. Характеры же, подобные Манилову и Коробочке, продолжать было невозможно.

Тройка.jpg

Новый взгляд на композицию

Рассмотрев типологию характеров поэмы, мы можем сделать следующий вывод. Чиновники располагаются не по мере усиления обмирания и оскуднения образов, а наоборот. От тех, чей характер и уклад сформировался и закостенел, до Плюшкина, в ком еще теплится искорка живой жизни и надежды.

Литература:

1.Манн, Ю. О поэтике «Мертвых душ» // русская классическая литература: Разборы и анализы / Сост. Д. Устюжанин. – Москва: Просвещение, 1969.