§ 29. Наречия и частицы

Старая грамматическая традиция сближала наречия с частицами. "Все частицы, первоначальные наречия, предлоги, союзы составляют одну только частицу речи, разнящуюся употреблением", — писал Н. И. Греч. В русском языкознании признание наречий промежуточной, переходной областью от "знаменательных" частей речи к служебным, формальным составляло общепризнанный тезис грамматических систем почти до эпохи Потебни. Отдельными русскими лингвистическими течениями этот взгляд на наречия донесен до современности. Достаточно сослаться на книгу А. В. Добиаша "Опыт семасиологии частей речи" и на "Синтаксис русского языка" А. А. Шахматова.

Впрочем, взгляд на наречие как на промежуточную сферу между частями речи и частицами речи вообще присущ специалистам по индоевропейским языкам.

Акад. А. И. Соболевский в своем курсе "Русского исторического синтаксиса" учил, что "в русском языке различаются три основные группы слов: имя, глагол и частицы. Частицы делятся на наречия, предлоги, союзы и собственно частицы; значительная часть наречий произошла от имен; о ряде слов трудно сказать, имена они или наречия. Вместе с тем предлоги и союзы в свою очередь происходят от наречия. Например, союз и некогда имел значение вместе или что-нибудь подобное, а союз но значил что-нибудь вроде прочь".

Точно так же проф. С. К. Булич видел в наречии "один из видов обширного класса частиц". Однако в такой общей форме этот взгляд не может найти ни малейшей опоры в современном русском языке, в котором наречие — одна из наиболее продуктивных и семантически полновесных, хотя и очень широких грамматических категорий. Ее центр составляют морфологические типы, соотносительные с именами, отчасти с глаголами. И лишь на ее периферии наблюдаются переходные типы слов, близких к частицам, союзам и предлогам.

Конечно, семантический вес наречия, его морфологический состав влияют и на устойчивость его грамматического значения. Так, наречия, не соотносительные с живыми грамматическими типами именных или глагольных форм, а также местоименные наречия нередко очень расширяют свои синтаксические возможности, сближаясь с частицами, или совмещают функции наречия со значениями частиц (обычно с оттенком модальности). Таково, например, слово-частица еще (ср. в наречном употреблении: он еще не женат, т. е. до сих пор; мы еще повоюем; он еще поживет; он стал еще ворчливее и т. п.). Наряду с наречными функциями еще выполняет роли частицы с усилительными или другими модальными значениями, например, в таких сочетаниях: Где еще нам с этим возиться? Это тот самый, который, помните, все еще мечтал о карьере мирового певца.

Ср. смешанный характер таких наречий-частиц, как уже, все, исключительно, единственно, только, прямо, просто и т. п. (см. главу о частицах).

Не менее интересны факты функциональных изменений наречий в частицы в бытовом просторечии. Близость некоторых групп наречий к частицам поддерживается наличием смешанных типов наречий-предлогов и особенно наречий-союзов.

Далее: § 30. Предложные наречия

К содержанию