§ 8. Общие морфологические черты в строе продуктивных классов глагола. Обособление непродуктивных групп

В продуктивных классах глагола грамматически влиятельны и активны лишь те производные слова и формы, которые легко разлагаются на основы и аффиксы. Периферийные, бессуффиксные типы основ в тех же классах непроизводны и малочисленны (например: знать, гулять и т. п.; хранить, копить и т. п.). Для всех продуктивных классов характерна прозрачность, наглядность системы окончаний и формообразующих суффиксов. В продуктивных классах глагола флексия или легко отделяется от суффикса (например: шикаю, темнею, сортирую и т. п.), или, напротив, частично растворяет, поглощает его в себе (например: заземлю, стрельну), сохраняя за его счет свой индивидуальный вес и вид. Флексия съедает форманту. Поэтому в системе живых глагольных классов ощутительна борьба с моносиллабизмом слова. Односложный тип слова (обычный в системе имен и местоимений и пополняемый "сокращенными существительными") непродуктивен в строе глагола. Живые типы современного глагола стремятся к унификации основы и к объединению, к "уодноображению", систем настоящего времени и инфинитива — прошедшего времени. В первых двух классах (I — выигрывать, либеральничать и т. п.; II — светлеть и т. п.) эта тенденция к унификации основ инфинитива и настоящего — будущего времени особенно ощутительна. Правда, в других классах глагола противопоставление этих основ очевидно (рисовать — рисую и т. д.). Однако и там это противопоставление не прямолинейно, не строго (ср.: заземлить — заземлил — заземлишь, повел, заземли; ср.: стрельнуть, стрельнул и наличие суффикса -н- в формах настоящего — будущего времени — стрельнет и т. п. у всех глаголов совершенного вида на -ну-; ср. фонологическую прозрачность чередования -ов- и -у- в рисовать — рисую и т. п.).

В непродуктивных группах глаголов, напротив, морфологические элементы слова не всегда расчленены и не всегда приведены в систему. Основы, их звуковые видоизменения, суффиксы, соединительные гласные окончаний тут слиты в такие фонетические, морфологические и лексические единства, компоненты которых с трудом распознаются и то иногда лишь при этимологическом анализе. Тут наблюдается множество реликтовых, остаточных морфологических чередований основ. В большей части непродуктивных групп глаголов основа инфинитива совсем оторвана от основы настоящего времени. В некоторых из них наряду с инфинитивом и настоящим временем выступает и форма прошедшего времени как равноправный с ними опорный пункт системы спряжения (например: блюсти — блюду — блюл; брести — бреду — брел; сесть — сяду — сел; привыкнуть — привыкну — привык; толочь — толку — толок; беречь — берегу — берёг; лечь — лягу — лёг; запрячь — запрягу — запрёг и т. п.).

Впрочем, в части непродуктивных групп глагола обнаруживается некоторый параллелизм с продуктивными классами. Непродуктивные типы воспринимаются как выброшенные за борт живой грамматической системы, но еще цепляющиеся за нее остатки былых ("исторических") морфологических соотношений. Среди этих непродуктивных грамматических групп находятся слова, наиболее употребительные в быту, обозначающие круг привычных и необходимых человеческих действий (дышать, сидеть, сесть, лечь, лежать, спать, глядеть, видеть, слышать, есть, глодать, брать, дать, бежать, ехать, идти, звать, искать, лизать, мять, плакать, сосать, чесать, знать, расти, жечь, печь, бить, брить, мыть и т. п.). Старый арсенал непроизводных глагольных слов, относящихся к простым и обычным бытовым действиям, постепенно выпадает из системы живых грамматических отношений. Становясь грамматически немотивированными, эти небольшие группы слов или даже отдельные слова еще глубже погружаются в живую систему лексики. Грамматика и лексика не только взаимодействуют, но и борются друг с другом. Отживающие морфологические типы уходят из грамматики в словарь. Они лексикализуются.

Далее: § 9. Непродуктивные группы в морфологической системе русского глагола

К содержанию