Пирамида - один из первых павильонов пейзажной части Екатерининского парка в Царском Селе.

Строительство пирамиды

Автором кирпичной «Пирамиды» является архитектор Василий Неелов, возведший свое творение всего за два года – 1770 - 1772. Через десять лет, в 1781 году, Пирамида совсем обветшала и ее разобрали до основания. Она была отстроена заново архитектором Чарльзом Камероном на том же месте и из того же камня в 1782 - 1783 годах.

Зодчий внес некоторые изменения в работу своего предшественника: сохранив гранитные цоколи и поставив пьедесталы на прежние места по бокам пирамиды, он добавил новые украшения – вазы. И если Неелов вход выполнил прямоугольным, то Камерон дверной проем слегка сузил кверху.

Внес Камерон и изменения в интерьер павильона: в противовес прежнему, прямоугольному залу, архитектор придал ему круглую форму, перекрыл куполом, а в центре сделал отверстие, обеспечив таким образом дополнительное попадание света в помещение. Вход в пирамиду Камерон закрыл решеткой простого рисунка — ряд тонких копий.

Ощущение свободного пространства залу придают ниши по его сторонам. Они предназначались для размещения ваз с пеплом, тамошняя коллекция была довольно внушительной: в 1780 году из Петербурга сюда доставили римские мраморные колонны, статуи, сосуды и вазы.

В документах XVIII века пирамиду называли «египетской», «пирамидой из дикого камня», «пирамидой с урнами», «пирамидальным мавзолеем», «пирамидальной беседкой». Камерон чаще всего называл ее «китайской», хотя создана она по типу античной, подобно римским пирамидам - надгробиям.

На то время расположение «Пирамиды» в парке было довольно типичным: предполагалось, что на сие романтическое сооружение прогуливающиеся должны были набрести случайно.

Собачье кладбище

Такой тип павильона, восходящий к древнеегипетским погребальным постройкам и распространенный в парковой архитектуре конца XVIII - начала XIX столетий, был выбран потому, что с противоположной от входа стороны, у подножия Пирамиды, погребены три любимые собачки Екатерины II - Том-Андерсон, Земира и Дюшеса. Места погребения раньше были отмечены досками из белого мрамора (не сохранились до наших дней) с высеченными на них эпитафиями.

Для собачки Земиры французский посол граф Луи-Филипп де Сегюр сочинил такой текст: «Здесь лежит Земира, и опечаленные грации должны набросать цветов на ее могилу. Как Том, ее предок, как Леди, ее мать, она была постоянна в своих склонностях, легка на бегу и имела один только недостаток, была немножко сердита, но сердце ее было доброе. Когда любишь, всего опасаешься, а Земира так любила ту, которую весь свет любит, как она. Можно ли быть спокойною при соперничестве такого множества народов. Боги, свидетели ее нежности, должны были бы наградить ее за верность бессмертием, чтобы она могла находиться неотлучно при своей повелительнице».

Для Дюшесы эпитафию сочинила сама Екатерина II : «Под Камнем сим лежит Дюшеса Андерсон, которою укушен искусный Роджерсон».