§ 42. Префиксы с чисто видовым значением (les préverbes vides), образующие формы одного и того же слова

Большая часть глагольных приставок сохраняет всю полноту своих реальных значений и служит средством образования новых слов. Значение совершенного вида, придаваемое глаголу этими приставками, является следствием тех лексических сдвигов, которые они производят в смысловом строе слова, сочетаясь с основами строго определенного семантического содержания. Однако некоторые глагольные приставки превращаются в чисто видовые префиксы и служат простым грамматическим средством образования форм совершенного вида. Из словообразующих приставок они становятся формообразующими префиксами. В этом кругу явлений следует различать процессы двух родов. В одних случаях ослабление и утрата реальных значений приставок являются следствием индивидуального изменения лексических значений данного глагола. Такого рода процессы не ведут к превращению приставки в видовой префикс, так как в сочетании с другими глаголами, с другими глагольными основами та же приставка сохраняет свои реальные значения (например: сниться — присниться; грезиться — пригрезиться, с одной стороны, и мирить — примирить — и помириться; битьприбить и побить и т. п. — с другой).

В иных случаях утрата реальных значений приставки становится закономерной, обязательной для глаголов определенного морфологического строя или лексического состава. Здесь можно говорить о превращении приставки в формообразующий префикс совершенного вида. В качестве таких формообразующих префиксов выступают чаще всего приставки о- и по-, особенно в отыменных глаголах. Тут намечается параллелизм с судьбой соответствующих приименных предлогов в кругу значений времени. В предлоге о становятся непродуктивными временные значения. Ср., например, вымирание в литературном языке конструкций с винительным падежом существительного и предлогом о для обозначения времени, около которого или в пределах которого что-нибудь происходит: о полдень, о полночь, о ту пору. "Вдруг о полночь конь заржал" (Ершов, "Конек-Горбунок"); "Придет крестьянин о праздник в церковь" (Салтыков-Щедрин, "Сказки"); "Мало ли ребят мрет по деревням об эту пору" (Мамин-Сибиряк, "Неразвязанный грех") и т. д.

Малоупотребительны в современном языке и конструкции с предлогом о и предложным падежом существительного для обозначения времени, в один из моментов которого что-нибудь происходит.

Там о заре прихлынут волны

На брег песчаный и пустой.

(Пушкин, "Руслан и Людмила")

Когда-то о весне зверями

В надсмотрщики Медведь был выбран над ульями.

(Крылов, "Медведь у пчел")

Кроме того, известно, что предлог о является простым грамматическим показателем предложного падежа. Точно так же и глагольный префикс о- (об-) нередко служит простым формальным признаком совершенного вида, утрачивая лексическое значение круговой определенности действия. Особенно часто сочетается видовой префикс о- с именными основами. Например: бесчестить — обесчестить; вдоветь — овдоветь; дичать — одичать; деревянеть — одеревянеть; дряхлеть — одряхлеть; слабеть — ослабеть; радоваться — обрадоваться; неметь — онеметь; плешиветь — оплешиветь; печалить — опечалить; костенеть — окостенеть; слепнуть — ослепнуть; сиротеть — осиротеть; тупеть — отупеть; шельмовать — ошельмовать; ср.: хрипнуть — охрипнуть; крепнуть — окрепнуть и т. п.

Таким образом, префикс о- (об-) является продуктивным способом образования форм совершенного вида для бесприставочных и отыменных глаголов. Например: балдеть — обалдеть; звереть — озвереть; лысеть — облысеть; злиться — обозлиться (ср. также: разозлиться); пустеть — опустеть и т. п. Ср. у Маяковского: "Из фабричной марки две молнии яркие омолнили телефон".

Продуктивный префикс по- выступает в той же формообразующей функции у отыменных глаголов.

Префикс по-, как известно, вообще отличается крайней широтой и пестротой своих значений. Он встречается почти во всех частях речи. Характерно, что и в предлоге по временное значение (после) в литературном языке явно вымирает (ср: тосковать, горевать по ком и т. п. и канцелярский характер оборотов: по истечении, по прошествии, по отбытии и т. д.; ср. сочетание по во временном значении с дательным падежом еще в начале XIX в.).

Вот примеры видового соотношения форм одного и того же глагола, образуемого префиксом по-: губить — погубить; бледнеть — побледнеть; желтеть — пожелтеть; любить — полюбить; щадить — пощадить; благодарить — поблагодарить; жалеть — пожалеть; чудиться — почудиться; ужинать — поужинать; обедать — пообедать; требовать — потребовать; сулить — посулить; нравиться — понравиться; строить — построить; тухнуть — потухнуть; ссорить — поссорить; худеть — похудеть; хвалить — похвалить; целовать — поцеловать; чувствовать — почувствовать; клясться — поклясться; сеять — посеять; тонуть — потонуть; седеть — поседеть и другие подобные.

Чаще всего префикс по- приобретает чисто видовое значение в соединении с именными основами.

Следующее место среди "формальных" префиксов совершенного вида занимает приставка с-, функции которой также необыкновенно широки и разнородны. Конечно, такая "формализация" приставки с-, превращение ее в видовой префикс возможны лишь у глаголов без ярко выраженного пространственного значения (ср. локальные значения предлога с). Например: делать — сделать; грешить — согрешить; варить — сварить; верстать — сверстать; врать — соврать; лгать — солгать; петь — спеть; пеленать — спеленать; прятать — спрятать; тошнить — стошнить; стариться — состариться; стряпать — состряпать; терпеть — стерпеть; трусить — струсить; хитрить — схитрить; комкать — скомкать; петь — спеть; шить — сшить и многие другие. Префикс с- служит средством видового формообразования у глаголов как с отыменными, так и с непроизводными основами.

Реже случаи формализации приставки за-; неполна формализация приставок на-, вз- и у-; очень редко формальное ослабление значений приставок из-, вы-; еще реже наблюдается чистое видовое значение у лексически замкнутой приставки при-. Необходимо привести хотя бы несколько иллюстраций, где эти приставки становятся префиксами совершенного вида:

  1. за-: арестовать — заарестовать; фиксировать — зафиксировать; гипнотизировать — загипнотизировать; гримировать — загримировать; вербовать — завербовать; свидетельствовать — засвидетельствовать; мутить — замутить; ржаветь — заржаветь; душить — задушить (ср. удушить); плесневеть — заплесневеть; жмурить — зажмурить и т. п.;
  2. у-: топить — утопить; совершенствовать — усовершенствовать; жалить — ужалить; красть — украсть; морить — уморить; стыдить — устыдить и т. п.;
  3. из-: ваять — изваять; насиловать — изнасиловать; печь — испечь; топить — истопить; пугать — испугать; портить — испортить; чахнуть — исчахнуть и др.; ср. купаться — искупаться и выкупаться;
  4. на-: писать — написать; печатать — напечатать; вощить — навощить; бальзамировать — набальзамировать; именовать — наименовать; хмуриться — нахмуриться; точить — наточить и т. п.; оттенок распространения или проявления действия на поверхности чего-нибудь все-таки остается, часто даже при ослаблении реального значения приставки на-;
  5. вз-: вспотеть (потеть); вспетушиться (петушиться); баламутить — взбаламутить; бунтовать — взбунтовать — взбунтоваться; будоражить — взбудоражить; волноваться — взволноваться; бесить (-ся) — взбесить (-ся); мужать — возмужать; пользоваться — воспользоваться и др.;
  6. при-: готовить — приготовить (но ср. приготовлять); грезиться — пригрезиться; сниться — присниться и др.

В очень специфическом кругу глагольных основ несколько ослабляется реальное значение приставки раз-, именно в связи с глаголами чувства. Необходимо вспомнить мифологическое представление чувства в образе жидкости, разлитой по организму.

Ср.: веселить — развеселить; сердить — рассердить; сердиться — рассердиться; гневаться — разгневаться; смешить — рассмешить; свирепеть — рассвирепеть; горячиться — разгорячиться и т. п. Ср. богатеть — разбогатеть.

Почти никогда не теряют своего реального, лексического значения приставки с резким пространственным и временным значением: про-, пере- (ср.: крестить — перекрестить; косить — перекосить), до-, над-, под- и от- (впрочем, ср. мстить — отомстить).

Сила взаимного грамматического притяжения коррелятивных, парных видовых форм особенно остро ощущается при сопоставлении их с омонимами, принадлежащими к разным видам.

Ср.: взыскать налоги и устарелое взыскать (искать), например, у К. Федина: "Люди... рождались, умирали, любили, в тоске и злобе взыскали новой, чистой жизни" ("Города и годы").

Так, грамматика ведет наступление на лексику и обращает словообразовательные элементы в формообразующие префиксы видовых форм одного глагола.

В некоторых случаях видовая корреляция форм одного глагола выражается чисто лексическими средствами. Разные слова, сближаясь, превращаются в формы одного "гибридного", сросшегося из двух тем, слова. Происходит сплетение разных основ. Таковы случаи: стать — становиться; лечь — ложиться; сесть — садиться; лопнуть — лопаться; ловить — поймать; брать — взять; класть — положить; говорить — сказать; приходить — прийти; уволить — увольнять; усомниться — сомневаться; разложить — разлагать и разложить — раскладывать и другие подобные.

Далее: § 43. Структура видов и сопротивление лексического материала

К содержанию