§ 36. Приставки и их роль в образовании форм совершенного вида по учению А. А. Шахматова

Вопрос о совершенном виде и его значениях тесно связан с вопросом о функциях глагольных приставок. Определяя совершенный вид, акад. А. А. Шахматов в "Очерке современного русского литературного языка" вслед за Г. К. Ульяновым и Ф. Ф. Фортунатовым заявлял: "Совершенный вид означает или законченность длительности действия (состояния): посмотрю, похожу, посидит, побегал..., или он обозначает результат действия (состояния) как нечто законченное... он прибежал, он принес". Механизм предложного образования форм совершенного вида рисуется так: "...глагол несовершенного вида, сочетаясь с предлогом, переходит в совершенный вид; предлог утрачивает при этом свое реальное значение и указывает только или наступление результата действия, выраженного глаголом, или его окончание, или полноту его проявления, или, наконец, прекращение длительности". Далее приводится "ряд примеров с различными предлогами". Анализируя эти примеры, легко убедиться, что большая часть указанных Шахматовым приставочных глаголов совершенного вида по своим значениям вовсе не соотносительна с соответствующими бесприставочными, основными глаголами несовершенного вида. Иными словами: перед нами — новые производные глаголы, отличающиеся от основных не только своими видовыми, но и реальными значениями. Таково, например, отношение глагола прождать к ждать (ср. парные формы: выждать — выжидать; подождать — поджидать); проездить к ездить (между этими двумя глаголами нет лексического соответствия; ср. такие значения слова ездить, не находящие никаких параллелей в проездить: 1) постоянно, часто совершать поездки куда-нибудь; 2) быть подвижным, скользить; 3) постоянно соскальзывать, разъезжаться в стороны; 4) уметь пользоваться средствами передвижения); слетать к летать; погнать к гнать (ср., например, такие значения слова гнать, чуждые глаголу погнать: а) преследовать, притеснять, подвергать гонениям; б) добывать посредством перегонки, ср. гнать деготь и т. п.); отстоять (защищаться) к стоять; отпеть к петь (ср. хотя бы отпеть покойника); застрелить к стрелять (ср. застреливать) и т. п.

В учении о виде Шахматов явно смешивает грамматические понятия и значения с лексическими. Для него оказываются однородными два совсем разных типа связей — грамматические и лексические: 1) соотносительные парные видовые формы — приставочные и "бесприставочные, отличающиеся друг от друга лишь видовыми оттенками (например: будить — разбудить; богатеть — разбогатеть; делать — сделать; писать — написать; красть — украсть; краснеть — покраснеть; высечь к сечь в значении: пороть и т. п.); в этих случаях лексические значения парных форм совпадают; глагольная приставка выражает лишь категорию совершенного вида: она не имеет никаких дополнительных реальных значений; 2) разные непарные — бесприставочные и производные от них приставочные — глаголы, в которых лексические значения настолько далеки и отличны, что видовое различие их является лишь придатком к резкому реальному различию слов (например: отсидеть и сидеть; ср. отсиживать; накурить и курить; снести и нести; нападать и падать и т. п.). Таким образом, у А. А. Шахматова нет чёткого различения отвлеченно-грамматических видовых префиксов и глагольных приставок с ярко выраженными реальными значениями. Поэтому Шахматов не различает видовых форм одного и того же глагола и разных глаголов, т. е. разных слов, принадлежащих к разным видам.

Положение вещей осложняется еще тем, что некоторые глаголы несовершенного вида соотносительны с разными глаголами совершенного вида (и наоборот). Например, в современном русском литературном языке есть два глагола-омонима: валить. От одного из них откололось как особое слово просторечное междометие вали, валите! (в значении побуждения к какому-нибудь действию). Этот глагол валить (со значениями: 1) идти, двигаться во множестве: "Толпа в гостиную валит" (Пушкин); 2) падать или подыматься густой массой: снег валит) не имеет соотносительных форм совершенного вида. В глаголе совершенного вида повалить, который ближе всего к глаголу валить по своему значению (ср.: "народ повалил на площадь" — Пушкин; "дым повалил из трубы"; "пошел мелкий снег — и вдруг повалил хлопьями" — Пушкин), выделяется еще дополнительный оттенок начала проявления действия, вносимый приставкою по-: так называемое "ингрессивное значение" по- (ср.: бежать и побежать; идти и пойти и т. п.). Омоним валить (для которого А. А. Шахматов указывает в совершенном виде только одну параллель повалить), на самом деле, синонимически связан одними значениями (например, значениями: сбрасывать вниз, опрокидывать) с повалить, другими значениями (1) беспорядочно сбрасывать, складывать, например валить как попало; 2) слагать вину, ответственность на другого) — с глаголом свалитьсваливать; наконец, некоторые значения того же глагола валить не находят соответствий ни в каком глаголе совершенного вида, ср. просторечное значение: губить во множестве: болезнь так и валит всех (ведь если сказать: грипп свалил много людей, то возникает новый оттенок значения: заставить лечь или заставить слечь больным).

Еще более показателен другой пример из числа тех, что приведены А. А. Шахматовым, — глагол повенчать (совершенный вид к венчать). Глагол венчать как глагол по происхождению церковнославянский в некоторых своих значениях может совмещать оттенки несовершенного и совершенного вида (например, в устарелых значениях: 1) возлагать или возложить венец, венок в знак высокой оценки заслуг; 2) наградить или награждать, признать достойным награды), хотя одновременно можно пользоваться для этих значений в качестве совершенного вида и формой увенчать (но ср. также увенчивать). В других значениях и оттенках (например, заканчивать, находиться на верху чего-нибудь: дворец венчала статуя) этот глагол подводится под категорию несовершенного вида и соотносителен с формой совершенного вида увенчать. Наконец, в значении "соединять браком по церковному обряду" он связан с глаголом совершенного вида повенчать.

Таким образом, процесс видовой "формализации" префиксов встречает противодействие со стороны словаря. На почве этой борьбы грамматики с лексикой возникают смешанные, перекрещивающиеся связи между видовыми и лексическими значениями глагола. Параллелизма форм совершенного и несовершенного вида в строе глагола не получается. Большая часть слов, произведенных с помощью приставок от основного глагола, с видовой точки зрения не соотносительна с ним. Чаще всего — это разные слова, относящиеся к разным видам (например: играть — выиграть, проиграть, отыграть, сыграть, переиграть, наиграть, доиграть и т. п.; ср.: выигрывать, проигрывать, отыгрывать и т. д.; бежать — выбежать, вбежать, забежать, побежать, набежать, сбежать, перебежать, убежать, добежать; ср.: выбегать, вбегать, убегать, добегать; лететь — вылететь, влететь, улететь, долететь и т. п.).

Но при наличии благоприятных лексических условий реальные значения приставок в сочетании с некоторыми глагольными основами ослабевают; они сливаются с оттенками видового значения, и приставки превращаются в чисто видовые префиксы (например: сниться — присниться; ваять — изваять; топить — утопить; душить — задушить и удушить; сеять — посеять и т. п.).

Учение о видах русского глагола складывалось в гораздо большей степени под влиянием очень спорных сравнительно-исторических гипотез, чем на основе всестороннего конкретного изучения грамматической системы современного русского глагола. На А. А. Шахматова повлияли те историко-генетические соображения и положения, которые он нашел в работах Г. К. Ульянова и Ф. Ф. Фортунатова о значениях глагольных основ в литовском и славянских языках.

Далее: § 37. Взгляды проф. Г. К. Ульянова на категорию вида

К содержанию