Публичная статья
686
72
0

Проблема композиции романа «Герой нашего времени». Истоки печоринского индивидуализма

Печорин1.jpg

«Герой нашего времени» – известный роман М.Ю. Лермонтова, написанный им в 1838–1840 годах. Главным героем романа, как всем известно, является Григорий Печорин. Печоринский тип поистине эпохален, и прежде всего потому, что в нем получили концентрированное выражение особенности последекабристской эпохи, когда на поверхности «видны были только потери, жестокая реакция», внутри же «совершалась великая работа… глухая и безмолвная, но деятельная и беспрерывная …» (Герцен).


«Перевернутая» композиция романа

По поводу «перевернутой» композиции романа всегда существовало множество вопросов. Самый главный из них: почему главы расположены именно в такой последовательности? Все мы еще со школьной скамьи знаем ответ. Лермонтов сделал это преднамеренно, с каждой новой главой Печорин и его психологизм раскрываются перед читателем все в большей степени, каждая новая глава и новый персонаж вносят в образ главного героя нечто новое и более глубокое. Сначала в «Бэле» мы видим Григория со стороны, глазами Максима Максимыча, человека «простого» и не способного понять душу и характер героя. Затем в «Максиме Максимыче» Печорин рисуется глазами рассказчика, человека, конечно же, более образованного и стоящего с Григорием на одной ступени социальной иерархии. Затем в «Тамане» и «Княжне Мери» главный герой сам раскрывает суть своих поступков и душевной рефлексии.

Но при такой трактовке непонятной становится роль главы «Фаталист». Она не привносит в характер героя ничего нового, не раскрывает никаких новых психологических черт (в свое время об этом говорил еще Белинский). Но критики находят выход из этой ситуации, говоря, что глава увеличивает общее впечатление от повествования своим «мрачным колоритом» и служит завершающим штрихом в образе Героя времени.

Печорин3.jpg

Индивидуализм Печорина

Но является ли эта школьная точка зрения достаточно полной? Или можно более глубоко раскрыть смысл композиции романа «Герой нашего времени»?

Действительно, главы расположены в последовательности постепенного раскрытия психологизма героя. Но нужно найти то ядро, тот психологический нерв, который является пружиной в жизни Григория, направляет его поступки, побуждения и всю его жизнь, нерв, толкающий все повествование. Этим ядром является ярко выраженный и откровенный индивидуализм Печорина.

Последовательность глав – это не просто поступательное раскрытие характера, это история печоринского индивидуализма, который с каждой новой главой проявляется все сильнее и сильнее.

Индивидуализм не проявляется в герое стихийно, он осознается и принимается Печориным. Главный герой трезво видит и дает оценку всем своим поступкам и движениям души, индивидуалистическая природа его поступков не является для него секретом. Печорин сходит к нам со страниц своего дневника подлинным сы¬ном своего времени – плоть от плоти и кровь от крови своего поколения, он находится в постоянном раздвоении духа; тяжкая печать рефлексии лежит на каждом его ша¬ге, на каждом движении. Григорий Печорин – «лишний человек».

Глава «Фаталист»

При таком взгляде на композицию романа становится понятна роль главы «Фаталист» в общем замысле Лермонтова. «Фаталист» – вовсе не «довесок» к общему ходу событий, как говорилось ранее, а недостающее последнее звено «интриги» печоринского сознания.

Глава «Фаталист» занимает ключевое место в ряду повестей «Героя нашего времени», без нее роман потерял бы не только свою выразительность, но и утратил бы свой внутренний смысл. «Фаталист» заключает роман как своего рода «замковый камень», который держит весь свод и придает единство и полноту целому.

Печорин4.jpg

Истоки индивидуализма

Но почему же данная глава является столь важной? Потому, что именно в ней раскрываются истинные истоки индивидуализма главного героя. Разум Печорина отбросил «сказки», рабскую веру «людей премудрых» в участие в нашей жизни высших сил и в предопределенность нравственных законов жизни. Он сам оказывается единственным богом и законодателем всех жизненных норм, он сам должен придать какую-то осмысленность своему конечному, смертному существованию. Какую же иную философию жизни может он предложить взамен отброшенной веры? Ведь человек должен во что-то верить.

Остается только одно – единственно «бесспорная», очевидная реальность: собственное «я». Остается именно индивидуализм, в тех или иных его формах. Остается принять именно собственное «я» в качестве единственного мерила всех ценностей, единственного бога, которому стоит служить. Таковы истоки печоринского индивидуализма.

Таким образом, мы понимаем главенствующую роль главы «Фаталист» в композиции романа: в ней раскрывается тот глубинный мотив, сделавший главного героя именно таким, каким мы видим его на страницах романа, сделавший такими все современное автору поколение. И именно поэтому роман Лермонтова считают первым философским романом в России, рассказывающем об «истории души человеческой».


Литература:

1.Виноградов, И. Философский роман Лермонтова.

Источник: Helperia

Комментариев нет

Ваш комментарий: