Рассказ – это эпический жанр небольшого объёма. Рассказ восходит к фольклорным жанрам устного пересказа в виде сказаний или поучительного иносказания и притчи.

Особенности рассказа

  • Небольшой объём
  • Ограниченное число действующих лиц
  • Одна сюжетная линия, часто – это судьба главного героя.
  • В рассказе повествуется о нескольких , но чаще одном, важном эпизоде из жизни человека.
  • Второстепенные и эпизодические герои так или иначе раскрывают характер главного, проблему, связанную с этим главным героем.
  • По количеству страниц рассказ может быть и объёмным , но главное то, что всё действие подчинено одной проблеме, связано с одним героем, одной сюжетной линией.
  • Большую роль в рассказе играют детали. Иногда достаточно одной детали, чтобы понять характер героя.
  • В рассказе повествование ведётся от одного лица. Это может быть рассказчик, герой или сам автор.
  • Рассказы имеют меткое , запоминающееся название, в котором уже содержится часть ответа на поднятый вопрос. .
  • Рассказы написаны авторами в определённую эпоху, поэтому, конечно, они отражают особенности литературы той или иной поры. Известно, что до 19 века рассказы были близки к новеллам, в 19 веке появился в рассказах подтекст, чего не могло быть в более раннюю эпоху.
0.jpg

Рассказ и новелла

Соотношение терминов «рассказ» и «новелла» не получило однозначной трактовки в российском, а ранее советском литературоведении. Большинству языков различие между этими понятиями вообще неизвестно. Б. В. Томашевский называет рассказ специфически русским синонимом международного термина «новелла»]. Другой представитель школы формализма, Б. М. Эйхенбаум, предлагал разводить эти понятия на том основании, что новелла сюжетна, а рассказ — более психологичен и рефлексивен, ближе к бессюжетному очерку. На остросюжетность новеллы указывал ещё Гёте, считавший её предметом «свершившееся неслыханное событие». При таком толковании новелла и очерк — две противоположные ипостаси рассказа.

На примере творчества О. Генри Эйхенбаум выделял следующие черты новеллы в наиболее чистом, «незамутнённом» виде: краткость, острый сюжет, нейтральный стиль изложения, отсутствие психологизма, неожиданная развязка. Рассказ, в понимании Эйхенбаума, не отличается от новеллы объёмом, но отличается структурой: персонажам или событиям даются развёрнутые психологические характеристики, на первый план выступает изобразительно-словесная фактура.

Разграничение новеллы и рассказа, предложенное Эйхенбаумом, получило в советском литературоведении определённую, хотя и не всеобщую поддержку. Авторов рассказов по-прежнему называют новеллистами, а «совокупность малых по объёму эпических жанров» — новеллистикой. Различение терминов, неизвестное зарубежному литературоведению, кроме того, теряет смысл применительно к экспериментальной прозе XX века (например, к короткой прозе Гертруды Стайн или Сэмюэла Беккета).

Новелла Нового времени

Россия

Русская романтическая новеллистика родилась почти в одно время с французской. Основные направления в развитии русской новеллы представлены в пушкинских «Повестях Белкина» (1830).В жанре готической новеллы (иногда святочной) выступали В. Панаев («Приключение в маскараде», 1820), А. Марлинский («Кровь за кровь», 1825; «Страшное гадание», 1832), А. Шаховской («Нечаянная свадьба», 1834). Подобно другим странам, в России имелись свои «гофманисты» (А. Погорельский, В. Одоевский, Н. Полевой). Для любимого Гофманом поджанра былички характерен топос испытания героя нечистой силой: примеры — «Уединённый домик на Васильевском» В. Титова (1829), «Нежданные гости» М. Загоскина (1834), «Орлахская крестьянка» В. Одоевского (1836), «Странный бал» В. Олина (1838). Гофмановское влияние разлито по многим произведениям Н. В. Гоголя («Страшная месть», «Вий», «Портрет», «Нос») и раннего Достоевского («Двойник», «Хозяйка»).

По определению Д. Мирского, повести Пушкина («Выстрел», «Пиковая дама», «Мы проводили вечер на даче») представляют собой «шедевры сжатости», облечённые в «безукоризненную классическую форму, такую экономную и сжатую в своей благородной наготе, что даже Проспер Мериме, самый изощрённо-экономный из французских писателей, не решился перевести её точно и приделал к своему французскому переводу всякие украшения и пояснения». К традиции трёхчастной новеллы Клейста-Мериме примыкают также "Фаталист" М. Ю. Лермонтова (1839) и «Именины» Н. Ф. Павлова (1835). Среди публики попроще спросом пользовались и пародии на новеллу ужасов, и анекдотические истории, основанные на ситуации неузнавания («водевиль с переодеванием»).