Imya suchestv.jpg

§ 31. Разряды имен существительных pluralia tantum и их значения

Некоторые лексические разряды имен существительных не имеют форм единственного числа и употребляются или исключительно, или преимущественно во множественном числе. Многие из этих разрядов продуктивны. Одни продолжают пополняться вновь возникающими pluralia tantum. Другие — застыли, их лексический состав можно сосчитать.

Среди pluralia tantum выделяются следующие группы слов:

  • 1. Слова, которыми обозначаются парные предметы. Значение парности ощущается в таких pluralia tantum, как штаны, брюки, вожжи, очки, погоны, коньки и некоторые другие. Ср. устар. перси.

А. А. Шахматов считал наиболее ярким выражением категории парности форму множественного числа рукава (141) вместо ожидаемой рукавы (ср. обшлага). Ведь окончание во множественном числе невозможно у слов с ударяемым окончанием в родительном падеже единственного числа (ср. снега, но род. п. снега. В форме рукава (ср. род ед. рукава) окончание может восходить к двойственному числу.

На сохранение значения парности в словах вроде глаза, руки, ноги и т. п. указывает сочетание их с собирательным числительным двое, которое в этом случае приобретает значение: две пары чего-нибудь: В семье работает лишь двое рук (т. е. два человека).

Таким образом, в некоторых современных формах множественного числа иногда распознается значение парности как след утраченного двойственного числа (ср.: очи, уши, плечи). В отдельных случаях это значение сопровождается и морфологическими отличиями. Например, форма множественного числа колени (в отличие от формы коленья и колена) связана с такими значениями слова колено, которые относятся к парным предметам. Таково, например, значение: сустав, соединяющий берцовую кость с бедренной (голень с ляжкой), чашечка этого сустава (ср.: ползать на коленях; стать на колени). Кроме того, форма колени употребляется в значении: нога от этого сустава до таза; ляжка (сесть к кому-нибудь на колени; набрать чего-нибудь себе полные колени). Но ср.: коленья железной трубы; река течет коленами; узор коленами; выделывать колена и т. п. К форме колени примыкает и форма множественного числа слова ухо: уши, ср. плечи от плечо; архаические очи при око.

Однако в современном литературном языке категория парности представляет собою пережиток прошлого. Она невыразительна. Слова, обозначающие парные предметы, примыкают к группе слов, обозначающих сложные, составные предметы. Ср.: бакенбарды, близнецы, антиподы и другие подобные.

  • 2. Слова, которыми обозначаются составные предметы (части тела, принадлежности одежды, орудия, приборы и т. п.). Например: легкие, жабры, икры, молоки, кудри, усы, помочи, подтяжки, шаровары (ср.: штаны, брюки), панталоны, рейтузы, подштанники, кальсоны, онучи, боты, коты, подметки, бусы, сани, дрожки, дровни, розвальни, салазки, пошевни, передки (в повозке), весы, часы, счеты, плоскогубцы, пяльцы, раструбы, уста, уздцы, стропила, складни, лыжи, ходули, вилы, ножницы, клещи, тиски, щипцы, ясли (ср. первоначальное значение), грабли, гусли, кандалы, оковы, квасцы, узы, вериги, козлы, латы, ножны, шпоры, судки, литавры, четки, нары, палаты, носилки, путы, ширмы, шоры, подмостки; ср.: леса (при постройке здания), хоромы, перила, ворота, сени, хоры, двойни, тройни, устар. клавикорды. Ср.: письмена, руны и др.; ср. обозначения мастей карт: пики, трефы, вини, бубны. Этот разряд pluralia tantum продуктивен.
  • 3. Слова, обозначающие массу, вещество, материал в его совокупности: сливки, дрожжи, чернила, румяна, слюни (ср. слюна), дрова, харчи (ср. на хлебах), щи, помои, овощи, клецки, сласти, брызги и т. п.; ср.: потроха, пенки, жмыхи, бели; ср. отвлеченные понятия: дрязги, зады (твердить зады), враки и т. п. Ср. также: лохмотья, отрепья, пожитки, космы, прост.-областн. патлы, охлопья и т. п. Этот разряд также пополняется новыми формами или заимствуемыми словами.
  • 4. Сюда же примыкают слова, обозначающие совокупность денежных сумм, сборов, взысканий: деньги, поборы, материальные средства, финансы, прогоны; ср.: подати, доходы, ресурсы, бумаги (ценные бумаги) и т. д.
  • 5. Слова, обозначающие отбросы или остатки какого-нибудь вещества в результате какого-нибудь процесса. Например: высевки, выжимки, выгребки, выморозки, вытопки, вычески; очески, отруби, опилки, объедки, опивки; отбросы, отрезки, отжимки и т. п. Ср.: последки, поскребки, подонки и др. Этот разряд pluralia tantum продуктивен.
  • 6. Слова, обозначающие какую-нибудь местность, место (нередко метонимически при посредстве имени, названия находящегося там или соседящего предмета): запятки; ср.: в головах, в головы (ср. у Лескова: "Придвинул к головам постели"); жить на задах, пройти задами и т. п. Этот тип слов, по-видимому, продуктивен лишь в кругу названий сел и деревень (Бронницы, Сельцы, Боровичи и т. п.).
  • 7. Слова, обозначающие какой-нибудь промежуток времени: сумерки, сутки, каникулы, будни и др.
  • 8. Слова, обозначающие сложный процесс, сложное действие, состояние, которое складывается из повторяющихся или вообще многих актов, движений, например: роды, посиделки, перекоры, проводы, хлопоты, побои, шашни, поиски и т. п.; ср.: скачки, бега; ср. заморозки; ср. на заработках; ср. строить куры; ср.: бежать вперегонки, взапуски и т. д.
  • 9. Отдельную группу образуют названия игр: прятки, жмурки, горелки, устар. гулючки, пятнашки, снежки, бирюльки, шашки, шахматы, бабки, городки, кегли и т. п. Ср.: карты, кости и т. п.; ср. также: играть в кошки-мышки, в казаки-разбойники, в свои соседи, в дурачки, в Акулины и т. п.
  • 10. Немногочисленна группа слов, обозначающих события, праздники или — с суффиксом -ин(ы) — торжества и обрядовые действия, связанные с рождением, наречением имени и свадьбой: именины, крестины, родины, смотрины, октябрины. Ср. также: поминки, похороны.
  • 11. Единичны слова, обозначающие состояние: ходить в потемках, ср. впотьмах; быть в силах; нелады; жить в ладах со всеми; быть на побегушках. Ср. у Салтыкова-Щедрина: "на расстанях" ("Развеселое житье"). Ср. быть в нетях. Как видно, все слова этой группы перешли или переходят в наречия (кроме нелады).
  • 12. Единичны слова, обозначающие эмоции, переживание, настроение, ощущение (в просторечии): завидки берут; на радостях и др. Ср. у Сухово-Кобылина в "Свадьбе Кречинского": "курит так, что страхи берут". Это значение сохранилось лишь в немногих устойчивых сочетаниях слов.

Наблюдения над склонением pluralia tantum показывают, что процесс устранения родовых различий во множественном числе у этих слов распространяется и на форму родительного падежа. Следовательно, в pluralia tantum тенденция к полной унификации форм множественного числа проявляется особенно остро. Ведь формы дательного, творительного и предложного падежей множественного числа уже давно слились во всех типах склонения. Различия в формах именительного и винительного падежей при отсутствии поддержки со стороны родительного падежа теряют родовое значение и указывают лишь на разницу в морфологическом составе слов.

Pluralia tantum, оканчивающиеся на , тяготеют к форме родительного падежа на -ей, употребительной в словах мужского и женского рода (с мягким конечным согласным основы) и свойственной двум словам среднего рода: полей, морей (ср.: кудри — кудрей; дровни — дровней; шашни — шашней и т. п.) (141)а. В других словах наблюдаются характерные колебания именно в форме родительного падежа множественного числа, свидетельствующие об утрате родовых различий. Например: опилок и опилков (у Леонида Андреева); между рельс (Телешов, "Мама"); поперек рельс (М. Горький, "Сказка") и рельсов у Некрасова, Достоевского, Лейкина, Салтыкова и др. В связи с этим следует подчеркнуть, что в тех pluralia tantum, которые употребительны при счете и в обозначениях количества, форма родительного падежа чаще всего имеет нулевое окончание, например: двое грабель, трое гусель, три пары оглобель, ср.: погон, бубен, кур и т. п. (142).

Таким образом, в pluralia tantum живо развивается процесс полного слияния форм множественного числа в один грамматический тип, но с сохранением своеобразий родительного количественного падежа.

Далее: § 32. Функции множественного числа в системе имен существительных

К содержанию