Роман Полански всегда был склонен к сверхъестественному, таинственному и темному волшебству. И его самый известный фильм такого рода – классический «Ребенок Розмари» 1968 года, это один из самых больших оккультных фильмов ужасов в истории кино, и до сих пор наполненный невероятно страшной атмосферой. «Я не верю в дьявола так же сильно, как в Бога», - сказал Полански. «Сюжет на самом деле противоречит моему рациональному мировоззрению». Режиссер хотел извлечь выгоду из этого противоречия и последовательно рассказать историю с точки зрения Розмари. Вопрос о том, страдает ли она от заблуждений, должен оставаться открытым как можно дольше для зрителя.

Когда мы знакомимся с колыбельной и уходим с фильма, это два самых последовательных момента за всю историю. Такая простая и чистая песня воспринимается с двух совершенно разных точек зрения и может пугающе разворачиваться. Операторская работа Уильяма Фракера также превосходна. С ненавязчивыми панорамированием, великолепными настройками и нежными цветами он блестяще снимает «Розмари Малыш» и, как и саундтрек, вносит большой вклад в уникальную атмосферу фильма. Миа Фэрроу в роли Розмари Вудхаус у нас есть стержень истории. Едва ли есть моменты, когда ее нет на картинке. Фарроу обеспечивает невероятно аутентичную и достоверную работу. Каждая эмоция, особенно страх, конечно, отнимается у нее без лишних слов. Рут Гордон, к которой привыкла Минни Кастевет, тоже неплохо играет и по мере развития фильма приобретает все более страшный характер. За ее выступление она даже была награждена Оскаром. Кроме того, убедителен Джон Кассаветес в роли Гая Вудхауса и Сидни Блэкмера в роли Романа Казеветеса в их небольших ролях.

Оккультный жанр, который всегда очаровывал меня лично, породил много классики. Самые известные представители, такие как «Экзорцист» и «Омен», все знают. Тем не менее, оба они очень отличаются от «Ребенка Розмари». В то время как «Экзорцист» показывает зло через одержимость 12-летнего, и Омен преследует выводок воплощенного, Ребенок Розмари полностью воздерживается от того, чтобы дать лицо «Злому». Таким образом, Полански идет другим путем, и он вступает на путь ползучего ужаса. Полански явно строится на настроении и атмосфере и в то же время создает одно из лучших произведений в кинематографе ужасов.

Позитивное вступление пары развивается в обманчивом начале сюжета. Полански не дает нам намека на повод, думать, что сейчас свершится ужас. Таинственные события множатся, но не указывают на что-то большее. Образ совершенно непредсказуемой молодой женщины, имена упоминаются небрежно, фотографии, которые ненадолго находят свое место в обстановке камеры. Все это возможный намек. Когда Хатч, друг семьи Вудхаус, рассказывает им историю своего нового дома, все оказывается обманом. Он говорит о колдуне по имени Адриан Маркато и о каннибализме. Эта история не просто запутанный разговор, мы узнаем об этом на протяжении всей истории, потому что имя Адриан встретит нас снова. Так что именно эти мелкие, мелкие детали много говорят здесь и неоднократно вспоминаются во время просмотра фильма. 

Тем не менее, после того, как Розмари переживает свой совершенно странный кошмар, история идет своим чередом. Беременность приносит с собой некоторые осложнения, но они все еще обозначены как «нормальные». Пара нормальных людей, вроде. Однако знакомые лица становятся все более странными. Даже Парень, кажется, носит маску, которую он теперь носит повсюду. Кажется, у каждого есть свой секрет, но все работает вместе. Только мы, зрители, такие же умные, как Розмари. Которая, на мой взгляд, совершенно невежественна и неподготовлена ​​к следующему моменту. Пока мы не достигнем того момента, когда нам станет ясно, что Розмари не родит нормального ребенка.

Пробуждение еще впереди. Когда у Розмари есть ребенок, но ей говорят, что она умерла при рождении, она уже давно испытывает недоверие. Мы идем с Розмари в поисках правды и встречаем Гая, и некоторых неизвестных лиц в большой комнате. Все выглядят знакомыми, как будто ничего не случилось. Если бы посторонний видел этих людей, он не заметил бы ничего странного. Если бы не чёрная колыбель посреди комнаты. Розмари врывается в комнату, вооружившись ножом, но все остаются спокойными. Вы превосходите ее во всех отношениях. Как зритель, мы вернулись в эту неизбежную ситуацию, но на этот раз более экстремально, чем когда-либо. Момент совершенно непредсказуем, и все может закончиться хаосом, но прогулка к колыбели просто неизбежна. Звуки кровавых слез Розмари, потрясенной видом ребенка. Что на самом деле в этой колыбели мы не увидим. Полански позволяет нашим мыслям играть снова. Однако через долю секунды мы видим скрытую демоническую улыбку на картинке. Единственный раз, когда такие эффекты в фильме используются. Мы никогда не можем смотреть прямо в лицо злу, мы видим только его последователей. Однако, по нашему мнению, зло постоянно представлено и всегда присутствует. Самый естественный процесс в мире становится самым жестоким рождением. Полански никогда не раскрывает нам никакого возможного союза или соглашения во время фильма, между Гаем Дьяволом и Кастеветом Дьяволом. Но когда вы внимательно присмотритесь, вы заметите, что Полански всегда оставляет заднюю дверь для вашего собственного мира мысли. Он размывает сюрреалистические уровни с реальностью. Когда мы вступаем в эти уровни и когда мы покидаем их? Полански не дает ответов. На самом деле, он оставляет нас полностью неудовлетворенным. Но последняя минута фильма просто позволяет нам открыть все мыслительные порты, которые ведут нас все дальше и дальше в дьявольский водоворот. Последний взгляд на лице Розмари, на котором ее глаза устремлены на ребенка. Но не испуганное лицо, нет страха с ее стороны, только материнская нежная улыбка…

Вывод: фильм ‒ это блокбастер того времени. Сильные исполнители, фантастический бюджет фильма, съемки в режиме реальности и великолепная постановка Полански делают этот фильм. Держат в эмоциальном тонусе и мыслях. Этот фильм можно назвать абсолютной классикой, которая более чем соответствует высоким стандартам в мире кино.