Рита Буми-папа (28.12.1905 - 8.07.1984 гг.) — греческая поэтесса. В ранних сборниках «Песни любви» (1930), «Пульс моей тишины» (1935), «Страсть сирен» (1938) преобладает любовная и пейзажная лирика. Пафосом жизнеутверждения проникнуты сборники «Роза Сретенья» (1960), «Тысяча расстрелянных девушек» (1963). В годы военной диктатуры (1967-1974) стихи поэтессы были запрещены. В это время она создала эпическую поэму «Морган Иоаннис — стеклянный принц». Лауреат премии Международного конкурса в Сиракузе (1950).

БИОГРАФИЯ

Получила филологическое образование в Италии. В годы фашистской оккупации Греции Рита Буми-Папа участвовала в Движении Сопротивления. С этого времени в ее поэзии стали преобладать гражданские темы, нашедшие лирическое воплощение в сборниках «Афины» (1945), «Новая поросль» (1949), «Подпольная лампа» (1952).

Рита Буми-папа
Рита Буми-папа опубликовала сборники «Роза встречи» (1960), «Светлая осень» (1961), «Урожай цветов в пустыне» (1962), «Я отвергаю иную славу» (1964), «Отважная амазонка» (1964). Перевела на греческий язык «Тихий Дон» М.Шолохова, стихи А.Блока, С.Есенина, А.Ахматовой, Б.Пастернака.

Рита Буми-папа картинки
А.А. Ахматова совместно с А.Г. Найманом перевела и подготовила к печати сборник «Солнце на ладони» (1966), открывающийся словами поэтессы о себе: «Я принадлежу моему народу, более того — человеку моего времени. Во всех книгах я выступаю на его стороне и отождествляю свою судьбу с его судьбой. Без этого отождествления, думается мне, я была бы бесплодным деревом».

СТИХОТВОРЕНИЕ РИТЫ БУМИ-ПАПА «СОФИЯ»

Для тех, кто любил меня, я не исчезла, 
Они пишут мой портрет красками, 
Собранными в садах Трикала, 
Солнцем с лугов Троицына дня 
И на зеркале речки, отразившей 
Первые мои тревоги.

А те, кто меня ненавидел, пусть не думают, 
Что смели меня с лица земли, 
Однажды на рассвете убив меня у подножья холма, 
В сосновом бору,
И второпях похоронив в безымянной могиле, 
Пока не поднялось солнце. Я знаю, 
Они поступили так, чтоб солнце не стало светить на их преступленье. 
Сквозь разбитый кристалл моих глаз 
Я вижу, как те, первые, ищут меня, 
Чтоб укрыть цветами, 
Вижу, как под вечер мои ученики идут сюда, 
Где я лежу убитая, 
А в первомайский день вижу, как люди дают клятву верности, 
Упав на колени.

А те, другие, в своих домах 
Моют ладони в девственной крови, 
Моют перед тем, как подать друг другу руки, 
Перед тем, как взять в руки хлеб,
Перед тем, как приласкать любимых. 
Напрасно все: никак, ничем нельзя, невозможно 
Уничтожить это пятно.