§ 23. Семантические разряды и синтаксические функции качественно-обстоятельственных наречий

Из других морфологических разрядов наречий по своему синтаксическому употреблению близко подходят к качественному типу отглагольные наречия (типа молча, немедля и т. п.). Но в них очень заметны оттенки значения образа действия, а к этим качественно-обстоятельственным значениям примешивается еще значение действия, процесса, как бы сопровождающего другое, основное действие (ср.: молчаливо и молча; ср. также молчком; ср.: шутливо и шутя; ср. также: в шутку; неохотно и нехотя; ср. также: поневоле; немедля и немедленно; умело и умеючи и т. п.). Поэтому круг грамматического употребления таких отглагольных наречий сужен; он ограничивается примыканием к глаголу и в редких случаях к кратким формам имени прилагательного (ср.: моя строгость — от любви; я строг любя; он остроумен шутя). Так как значение качественного состояния может развиться у существительного, выполняющего функцию сказуемого, а обозначение действия, процесса вообще присуще отглагольным существительным, то отглагольные наречия изредка примыкают и к таким существительным (ср., например, у Гоголя в "Ревизоре", в характеристике Осипа: "молча плут"; ср. у Л. Толстого в "Крейцеровой сонате": "Иногда бывали слова, объяснения, даже слезы, но иногда... Ох, гадко теперь и вспомнить — после самых жестоких слов друг другу вдруг молча взгляды, улыбки, поцелуи, объятия"). По-видимому, отглагольно-именные наречия на -мя в усилительном значении (ливмя, ревмя, стоймя и т. п.) нормально стоят перед определяемым глаголом, но после определяемого отглагольного имени существительного. Другие группы отглагольных наречий ставятся предпочтительно позади определяемого слова, хотя могут без заметного оттенка инверсии помещаться и впереди. Например: "Уши врозь, дугою ноги и как будто стоя спит". Ср.: сказать нехотя, взять не глядя; пройти молча; писать стоя и т. п. Идиоматические наречия типа сложа руки, сломя голову, очертя голову стоят позади определяемого глагола. Например: сидеть сложа руки, скакать сломя голову, поступить очертя голову, работать спустя рукава и т. п.

Далее располагаются ряды наречий, сочетающих качественное значение с обстоятельственным. Сюда относятся все типы отприлагательных наречий с приставкой по-.

Степень качественности в трех группах наречий с приставкой по- (по-детски, по-волчьи, и по-змеиному) не вполне одинакова. Она ниже всего в наречиях типа по-летнему и т. п. В наречных образованиях по-...-ому, -ему, даже от качественных прилагательных, оттенки обстоятельственного значения выступают очень рельефно (ср.: поступить нехорошо и поступать не по-хорошему). Ср. также значения наречий старо и по-старому, например: выглядел старо и выглядел по-старому, т. е. как прежде, в старое время.

Во всех этих типах наречий оттенки сравнительного значения, указание на соответствие нормам чего-нибудь, значение образа и способа действия — все эти семантические нюансы наслаиваются на качественное значение и образуют вместе с ним сложную смысловую амальгаму. Вследствие этой сложности значений качественно-обстоятельственные наречия определяют не только глагол и, реже, прилагательное и наречие, но и имя существительное.

В сочетании с глаголом качественно-обстоятельственные наречия с приставкой по- могут стоять и впереди определяемого слова (в силу инверсии), чаще же помещаются позади него. Это их нормальное положение (ср.: заговорить по-французски, поступить по-дружески и т. д.). Ср.: "Она озорно, по-девичьи, взглянула на него снизу вверх" (К. Федин, "Братья"); "Опять потянулось время среди занятий домашних, но теперь как-то скучно и вяло, день за днем, по-черепашьи" (Помяловский, "Молотов") и т. п. В сочетании с прилагательным они обычно, кроме наречий типа по-старому, стоят впереди определяемого слова. Например: не по-детски задумчивые глаза; церемонный по-старому и т. п. При существительном наречия этого типа ставятся всегда позади, например: шницель по-венски, кофе по-варшавски.

К семантическому разряду качественно-обстоятельственных наречий принадлежат и все наречия, обозначающие сравнения, образ и способ действия. Сюда, например, относятся наречия с приставкой на- и бывшими именными падежными формами кратких прилагательных, вроде налегке, наготове, навеселе; наречия с префиксами на- и в-, образовавшиеся из существительных (вроде нараспашку, набекрень, наизнанку, впору, всмятку, навыкате, втайне и т. п.); наречия с приставкой без- (ср.: безумолку и неумолчно, без ума и безумно и т. п.); наречия, морфологически соотносительные с творительным падежом имен существительных (тайком, авансом и т. п.). Ср.: огулом и огульно, тайком и тайно. Своеобразной особенностью этого типа наречий является их способность определять преимущественно глагол и имя существительное и только в исключительных случаях — имя прилагательное и наречие. Степень и характер обстоятельственного значения наречий определяется их связями не только с глаголами, но и с именами существительными, как отглагольными, так и чисто предметными. По-видимому, некоторые из префиксированных наречий сравнения, образа и способа действия сочетаются исключительно с именами существительными или непосредственно, или при посредстве связки быть, образуя своеобразные фразеологические единства, или идиоматизмы. Например: глаза навыкат или навыкате; устар. на возрасте (ср. у Мельникова-Печерского: "девки на возрасте"; у Кохановской: "Было нас три родные сестрицы, и все-то мы, значит, на возрасте"); мастер на все руки (ср. у Салтыкова-Щедрина: "Он был малый на все руки и имел бойкое перо"; у Гоголя: "Ноздрев во многих отношениях был многосторонний человек, т. е. на все руки") и другие подобные.

Однако большая часть наречий этого типа сочетается и с глаголами, и с именами существительными. Например, нараспашку в современном языке употребляется с именами существительными: пальто нараспашку, душа нараспашку (ср. у Гончарова в "Обыкновенной истории": "прекрасный человек, и душа нараспашку") и т. п. Но ср. также: надеть нараспашку что-нибудь. По-видимому, раньше круг приглагольного употребления этого наречия был шире. Ср. у Писемского: "Рискую говорить с вами совершенно нараспашку о предмете, довольно щекотливом" ("Тысяча душ"); у Салтыкова-Щедрина: "произносились имена нараспашку" ("За рубежом"); у Гончарова: "Все живут вольно, нараспашку, никому не тесно" и т. п.

Ср. набекрень: надеть набекрень шапку и с шапкой набекрень и т. п.; всмятку: сварить яйца всмятку и яйцо всмятку; сапоги всмятку (у Гоголя в "Мертвых душах": "Это выходит просто: Андроны едут, чепуха, белиберда, сапоги всмятку"; у Глеба Успенского в очерках "Из деревенского дневника": "Бывают, однако, невероятные случаи, когда получаются стеариновые свечи и сапоги всмятку" и другие подобные). Ср. еще несколько примеров сочетания качественно-обстоятельственных наречий с существительными (сочетания их с глаголами многочисленны и легко иллюстрируются литературными примерами): сны наяву; жизнь настороже; "литература на лету" (П. А. Вяземский); мысли вслух (ср. мысли на лету); ружье наизготовку; вихры торчком; волосы ежиком; чай внакладку, вприкуску, вприглядку и т. п.; панталоны в обтяжку; земля дыбом; губки бантиком; грудь колесом, "уши врозь, дугою ноги" и т. п.

Качественно-обстоятельственные наречия этого типа, определяя имя существительное, всегда ставятся позади него. В сочетании с именем прилагательным они могут инверсивно предшествовать определяемым словам (вдребезги пьяный, в лоск пьяный, вволю сытый и др.), хотя обычное их место — позади определяемых прилагательных.

Примыкая к глаголу, качественно-обстоятельственные наречия, по-видимому, нормально стоят позади глагола ("с бедняжки пот катился градом"; получить авансом; стоять дыбом; набить битком; ехать рысью; выучить назубок, наизусть; ползать на карачках; бежать наперегонки и т. п.).

Далее: § 24. Семантические разряды и синтаксические функции обстоятельственных наречий

К содержанию