§ 5. Способы внутриглагольного суффиксального формообразования и словообразования

Кроме способов производства глаголов от имен и междометий современная глагольная система располагает несколькими типами внутриглагольного — суффиксального и префиксального — словообразования и формообразования. Сюда прежде всего относятся два продуктивных способа образования форм и слов посредством суффиксов -ива-, -ыва- и -ну-.

Живой суффикс несовершенного вида -ыва-, -ива- вторичен по сравнению с другими суффиксами несовершенного вида -а-(-я-), -ва- (бросать, давать, девать и т. п.). Непродуктивный суффикс -ва- присоединяется для образования форм несовершенного вида к глаголам 1-го спряжения с инфинитивной основой на а-, е-, и-, ы-, у-, я-, ея-: согревать, выдувать, застывать, вставать, вылавливать, навевать и т. п., а также к разговорному застрять (ср. прост. встрять).

Суффиксы -а-, -я- выражают значение несовершенного вида чаще всего соотносительно с суффиксом -и-. Соотношение -я(-а) в современных новообразованиях возможно лишь у префиксированных отыменных глаголов: заземлить — заземлять; приземлить — приземлять; оформить — оформлять; разграфить — разграфлять и т. п.

Суффикс -ыва-, -ива-, обозначающий длительность или длительную повторность действия, в настоящее время является основным средством производства форм несовершенного вида от приставочных глаголов: выиграть — выигрывать; приготовить — приготавливать; переварить — переваривать; растопить — растапливать; задержать — задерживать; прожевать — прожевывать; разбросать — разбрасывать и т. п. Таким образом, сам по себе суффикс -ыва-, -ива- в современном языке является суффиксом формообразующим. Однако совместно с префиксацией он образует самостоятельные глаголы (например, полеживать, постукивать, приплясывать, подпрыгивать и т. п.).

Кроме -ыва-, -ива- продуктивен еще глагольный суффикс -ну-, -ну- с его вариантом -ану-. Суффикс -ну-, -ну- присоединяется к таким глагольным основам, которые обозначают конкретное длительное действие, состоящее из множества отдельных актов, действие, мыслимое как цепь моментов и разложимое на составные акты. Суффикс -ну- ограничивает такое действие пределами одного акта, одного момента, мига, т. е. придает глаголу значение недлительности, мгновенности, одноактности, моментальности. Например: толкать — толкнуть; шевелить — шевельнуть; рисковать — рискнуть; мазать — мазнуть; колоть — кольнуть; зевать — зевнуть; клевать — клюнуть, скрипеть — скрипнуть; стучать — стукнуть и т. п. Ср. у М. Шолохова в "Поднятой целине": "Всадник жадно хватнул ноздрями морозный воздух".

Ср. просторечно-вульгарные новообразования: спекульнуть, телеграфнуть, агитнуть, мобилизнуть, стабилизнуть (-ся), кредитнуться и т. п. Ср. отмеждометные глаголы: "Киргиз айдакнул, хлестнул тройку своих диких степных коньков" (М. Пришвин, "Соленое озеро"); "Потом, гармонь потуже подтянув к плечу, айдакнет Егор Иванович к Митьке в гости" (Л. Леонов, "Барсуки") и т. п.

В сочетаниях с разными основами суффикс -ну- получает разнообразные смысловые нюансы.

В русском языке есть непродуктивный омоним этого суффикса моментальности — суффикс -ну- (всегда без ударения), обозначающий постепенное усиление какого-нибудь состояния: киснуть, сохнуть, слепнуть, тухнуть, хрипнуть, чахнуть, мерзнуть, липнуть и т. п. (всего, по подсчету проф. A. Mazon, сочетается с этим суффиксом около 60 глагольных основ).

В этой непродуктивной группе глаголов форма прошедшего времени (чах, мерз, сох, кис, мок, хрип и т. п.) обычно не имеет суффикса -ну-, особенно от основ с приставками: поблек, обрюзг, погиб, забух, повис, оглох, погряз, продрог и т. п.

Часть глаголов с непродуктивным суффиксом -ну- вообще сохранилась лишь в сложении с приставками (например: привыкнуть, погрязнуть, исчезнуть, замолкнуть, иссякнуть, заскорузнуть, достигнуть и др.). Другие малоупотребительны, так как не выдерживают конкуренции с отыменными глаголами на -еть (с тем же корнем в основе, например: слабнуть и слабеть; жолкнуть и желтеть и некоторые другие). Разрушительно действовала на употребление этого суффикса -ну- и омонимия с суффиксом моментальности -ну-, -ну-. Кроме того, глаголы несовершенного вида с суффиксом -ну- вытеснялись глагольными синонимами, образованными от того же корня с приставками: липнуть — прилипать; вязнуть — увязать; вянуть — увядать; дохнуть — издыхать; сохнуть — засыхать и т. д. Грамматическое противопоставление образований с суффиксами-омонимами -ну- иллюстрируется значениями таких слов, как пахнуть и пахнуть (ср.: дрогнуть — дрогнул и дрогнуть — дрог). Экспрессивный суффикс -ону-, -ану-, проникший в литературный язык из народных говоров, обозначает ослабленность мгновенного действия или, чаще, резкость, грубость, напряженность такого действия: толкануть, садануть, резануть, пугануть и т. п. Например: а) со значением ослабленности действия: "Паром толканешь, он уже и на другой стороне" (Короленко, "Убивец"); б) со значением резкости, силы действия: "[Андрейка] успел до прихода милиции стрекануть" (Сейфуллина, "Два друга"); "Озноб захватил его — трепанул" (Яковлев, "Терновый венец").

Г. Павский думал, что экспрессивный суффикс -ану-, -ону- возник путем морфологического переразложения от таких образований, как рва-ну-ть (от рва-ть), кашля-ну-ть и других подобных. Отсюда -ану- распространилось и на другие случаи: стук-ану-ть, прыг-ану-ть и т. п. Но в опровержение этой теории указывалось, что суффикс -ану- в севернорусских окающих говорах произносится как -ону-. Ту же звуковую форму он имеет и в украинском языке. Поэтому казалось, что при объяснении форм типа хлестануть, садануть, стегануть и т. п. надо исходить из суффикса -ону-. Акад. А. А. Шахматов предполагал, что глагольный суффикс -ону(ть) восходит к древнему -ън @ти, а проф. Г. А. Ильинский находил в нем отголоски суффикса -онити, изменившегося в -онути под влиянием глаголов на -нути, ср. областн. великорусск. горонить — горчить; пудожск. рячконет — загремит, ляпонет — ударит и т. п.

Но проф. А. И. Стендер-Петерсен в специальной работе об этом глагольном новообразовании в русском языке доказывает, что украинские и севернорусские формы на -онути вторичного происхождения и что толчок к их распространению был дан южновеликорусскими образованиями типа плескануть, брызгануть, рвануть и т. п., которые были восприняты как "акающие", т. е. подверглись ложной этимологизации. Подстановке -онуть на место -ануть в севернорусском наречии (шорконуть, ляпонуть, рячконуть — гром рячконул; торконуть и т. п.) могло содействовать и сближение этих образований с глагольными формами типа глонуть (из глот-нуть), холонуть (из холод-нуть) с другими подобными.

Что же касается южновеликорусских форм со значением одновременности на -ануть (стегануть, трепануть и т. д.), глубоко проникших около середины XIX в. в русский литературный язык, то Стендер-Петерсен объясняет их так же, как и Г. Павский (на которого он не ссылается), аналогией с формой рвануть к рвать. Ведь закономерное образование рвнуть (из *rъvn@ti) было фонетически невозможно, ровнуть же (ср. дохнуть из*dъsn@ti), обособленное от рвать — рву, не могло укорениться в силу омонимической близости к ровный — ровнять. Поэтому А. И. Стендер-Петерсен готов форме pъван@ти (rъvn@ti) приписать чуть ли не общеславянскую древность.

А. И. Стендер-Петерсену казалось вероятным, что по тем же основаниям, что и рвануть, могли возникнуть жрануть, лгануть и другие подобные формы. Сюда же примыкают и формы типа кашлянуть (из кашльнуть — под влиянием кашлять) и игрануть (из игрнуть — под влиянием играть). Действительно, большая часть форм с суффиксом -ану(ть) образуется от глаголов на -ать: брызгануть (брызгать), дергануть (дергать), ерзануть (ерзать), махануть (махать), резануть (резать), стегануть (стегать), страдануть (страдать), толкануть (толкать), черкануть (черкать), чесануть (чесать), шагануть (шагать), щелкануть (щелкать) и др.

После того как этот тип образований укрепился, могли возникать однократные формы на -ануть и от глаголов других классов и групп (грести — гребануть; трясти — тряхануть; давить — давануть; долбить — долбануть; рубить — рубануть; садить — садануть и т. п.).

Можно заметить, что гипотеза А. И. Стендер-Петерсена слишком легко расправляется с украинскими и севернорусскими образованиями на -онуть; между тем географические границы распространения этих форм недостаточно выяснены и объяснение их южновеликорусским влиянием является очень спорным.

Далее: § 6. Спаянность глагольных суффиксов с окончаниями

К содержанию