Текст О.Э.Мандельштама «Гомер. Бессонница. Тугие паруса…»

Бессонница. Гомер. Тугие паруса. Я список кораблей прочел до середины: Сей длинный выводок, сей поезд журавлиный, Что над Элладою когда-то поднялся. Как журавлиный клин в чужие рубежи,- На головах царей божественная пена,- Куда плывете вы? Когда бы не Елена, Что Троя вам одна, ахейские мужи? И море, и Гомер - всё движется любовью. Кого же слушать мне? И вот Гомер молчит, И море черное, витийствуя, шумит И с тяжким грохотом подходит к изголовью

Общая характеристика творчества поэта

О.Э.Мандельштам- один из выдающихся символистов и акмеистов XX века. Результаты его творчества являются значимый вкладом в развитии не только отечественной поэзии, но и зарубежной. Главные особенности лирики поэта - образное восприятие мира, философское отношение ко всем общественным и личным явлениям, гармония слова и мысли. Его поэзию условно можно разделить на несколько периодов.

Анализ стихотворения

Произведение «Гомер. Бессонница. Тугие паруса…» относится к ранней лирике автора, является одним из ключевых произведений данного этапа. Оно было написано в 1915 году. И до сих пор литературоведы спорят о том, что являлось источником вдохновения для написания этого стихотворения:

одни считаю, что «Гомер. Бессонница. Тугие паруса…» было навеяно Мандельштаму поездкой в дом поэта Максимилиана Волошина в Коктебель, где автор увидел обломок древнего корабля, другие же убеждены- поэт в это время был увлечен изучением античных традиций и литературы. Тем не менее, представленное стихотворение, столь нетипичное для творчества Мандельштама, имеет глубокий философский подтекст и особое настроение.

Что касается структурной составляющей произведения, «Гомер. Бессонница. Тугие паруса…» разделена на три катрена. Рассмотрим подробно каждый из них.

Первый катрен заключает в себе экспозицию и завязку сюжета стихотворения: лирический герой, мучаемый бессонницей, в тщетных попытках уснуть, входит в мир Гомеровского повествования. Однако за прочтением Списка ему не удается забыться сном. Наоборот, его начинают посещать различные мысли: куда стремятся ахейцы, что движет ими или же от чего они «бегут»?

Ответы на эти вопросы, начинающие волновать лирического героя, имеют место во втором катрене. Ахейцы повинуются приказу своих царей, вклиниваясь «в чужие рубежи». У воинов нет возможности ослушаться своих властителей, ведь те «миропомазаны»; бесстрашные герои лишь выполняют свой долг, свои обязанности. Цель же самих царей ясна: по сюжету произведения Гомера, не выгодное географическое положение Трои на Эгейском море прельщает их, а ревность и жажда мести царя Спарты Менелая (Парис, троянский герой, похитил у него прекрасную жену Елену).

В третьем же катрене главное место занимает кульминация и развязка. В начале- языческое восприятие силы любви. Читатель видит: и легендарный автор, и сама стихия как бы уступают мощи любви.

Такая структура стихотворения помогает поэту создать динамичность сюжета и максимально действительное описание явлений, а также передать мысли и настроения лирического героя. Произведение написано шестистопным ямбом, что, в большинстве своем, характерно для античной литературы. Таким образом, Мандельштам попытался провести слияние русской и древнегреческой культуры, возможно, сопоставить их.

«Поэтическая рецепция»

Произведение автора, несомненно, представляет собой поэтическую рецепцию «Илиады» Гомера. С первых строк мы наблюдаем взаимодействие

«авторского» и «читательского»: «бессонница», которой томим лирический герой, свидетельствует о пребывании в настоящем, за «Гомером» же кроется что-то неземное, прошедшее. Далее- проводится незримая общая линия между миром героев античного автора и миром страдающего лирического героя Мандельштама. Эта общность выражается в Списке кораблей1. Однако стоит отметить тот важный факт, который указывает на невозможность полного взаимодействия художественного мира Мандельштама и Гомера: для лирического героя поэта XX века эта реальность является лишь своеобразной иллюзией, воображением, а для героев античного автора этот мир- их жизнь, их настоящее. И для того, чтобы, если так можно выразиться, совместить «своё» и «чужое» и получить напряженную форму присутствия, Мандельштам реализует своеобразную встречу этих миров. Поэт осмысляет знаменитый «список кораблей» особым способом. Он сравнивает его с «длинным выводком», «поездом журавлиным», «журавлиным клином». Как может наблюдать читатель, грандиозное историческое событие имеет природные аналоги: как птицы, ищущие покоя, мигрируют в другие края, так и греки, движимые любовью («всё движется любовью»), отправляются в поход. Таким образом, можно предположить, что для лирического героя Мандельштама этот исторический период имеет важное место в жизни и сознании. Т.е. поход на Трою- это не только пройденный этап в истории человечества, но и особое звено, определяющее некие аспекты сознания толкователя.

Если обратиться к тексту «Илиады», то можно с ясностью увидеть однозначное отношение самого автора к этому походу. Как мы видим, для Гомера поход ахейцев важен в том смысле, что данное событие позднего Бронзового века уникально, невоспроизводимо по своей сущности. Древнегреческий поэт, в полной мере сумевший передать эпичность, величие и значимость для последующих поколений этого похода, указывает на то, что это событие способно пережить века. Недаром он, отделенный временной дистанцией от этого события, пытается воспроизвести с точностью детали войны с Троей, сложить подлинную картину этого события («Рать беотийских мужей предводили на бой воеводы: Аркесилай и Леит, Пенелей, Профоенор и Клоний. Рать от племен, обитавших в Гирии в камнистой Авлиде, Схен населявших, Скол, Этеон лесисто-холмистый…»)2.

Возвращаясь к истолкованию сравнений Мандельштама списка кораблей с птицами, можно отметить, что само произведение Гомера напоминает

своеобразный клин: повышение тона сменяется его понижением (подобная структура называется гекзаметр, выраженная в шестистопном стихе, состоящем из 5 дактилей и последней стопы- спондея).

 

Лирический герой Мандельштама, который список кораблей «прочел до середины», истолковал Гомера в контексте собственного восприятия, а потому, кажется, понимает автора с полуслова. Но это нельзя назвать верным путем. Недопонимание мысли античного автора неизбежно ведет лишь к одному истолкованию- эта поэма о любви. Однако, по Гомеру, Елена является не причиной, а лишь поводом к этой страшной войне. Такое неправильное, можно сказать, своевольное прочтение, неизбежно ведущее к абсолютно неверной трактовке всего пафоса произведения, потрясает Гомера («И вот, Гомер молчит»).

Идея, главная мысль

 

Читатель Мандельштама, обращаясь к гомеровским героям, вопрошает: «Куда плывете вы?» Этот провокационный, в какой-то мере не доверительный вопрос влечет за собой диссимиляцию убеждений автора и самих царей с истинной целью завоевания Трои. После попытки лирического героя расподобления этой невидимой связи между природой самого читателя и Гомера, кажется, нарушается. Вопрос мандельштамовского читателя остается без ответа.

 

Без сомнений следует указать, что мысль в «Илиаде» Гомера и трактовка самого Мандельштама значительно разнятся. Но это, как говорил философ М.Бахтин, и является «диалогом согласия». Иначе отсутствие несовпадений повлекло бы бессмысленную тавтологию авторской мысли, в данном случае непонятой до конца. Лишь поиск иных сторон, попытки рассмотреть сюжет и смысл произведения в другом ключе ведут к возвышению читательской свободы над «законом» автора и размыканию вектора прошедших лет в будущих веках.

 

Что касается восприятия самого Мандельштама любви, которая движет всем живым и неодушевленным, то поэт рассматривает её в контексте античной литературы, античного мира. «Любовью», по Мандельштаму, движется и море, и журавли, и паруса и, непосредственно, сами герои. Именно этой позиции и придерживается поэт Серебряного века.

 

Стоит отметить важный факт: в античной культуре (как и в любой другой) существовало множество родов и жанров, также имело место разнообразие позиций, социальных принципов и эстетических взглядов. Однако, несмотря на это, специалисты выделяют определенные архетипы, образы и идеи, так или иначе свойственные лишь литературе Древней Греции. Гомер, живя в этот период в этом обществе, не мог сознательно понять это, ибо не знал иных форм проявления творчества, жизни, мировоззрения. Мандельштам в

своем стихотворении произвел попытку сформулировать структуру и установки, которыми руководствовался античный автор, не опираясь на время, в котором тот жил. «Разомкнув» основные идеи поэмы Гомера с «античностью», Мандельштам показал скрытые смыслы древнегреческого произведения вне контекста времени.

 

Таким образом, поэма Гомера для лирического героя поэта XX века- это нечто загадочное, непостижимое, полное тайн и глубоких смыслов. Одновременно с этим он чувствует некую сопричастность к тем событиям, а потому желает постичь смысл того похода, описанного древнегреческим автором. Стихотворение О.Мандельштама «Гомер. Бессонница. Тугие паруса…»- это размышления лирического героя о жизни, о времени, об истине, а главное- о любви. Ведь именно это чувство, в каких бы формах не проявлялось, будет вечным символом движения и мощной силы. Исходя из этого напрашивается вывод: именно в любви заключена преемственность поколений