Что представляет собой театр?

Можно ли создать театральное действие из сподручных средств (практически без декораций и даже без сцены)? Конечно, можно! Самое необходимое здесь  - это стремление, воображение, а самое главное, искренность.

Все лучшие спектакли создаются группой энтузиастов, которых не остановит отсутствие богатых убранств и даже отсутствие соответствующего помещения. По окончании театрального действия зрителю запоминается не сцена, занавес, костюмы или декорации, а то состояние, в котором они очутились во время спектакля и то состояние, в котором они вышли после него. Но здесь, несомненно, очень важно, чтобы зритель был чуткий.

Сцена может быть совершенно пуста, актеры могут быть неярко одеты, но если они играют искренне, если они честны с залом, тогда спектакль можно бесспорно считать  успешным; потому что люди, которые смотрят его, запоминают то, «с чем» они уходят, а не «с чем» приходят.

Сложность театрального действия

Основная (если не единственная) задача театра – создать состояние «единения» всего зрительного зала в финале представления. Это главная, важная и наисложнейшая цель, которую ставит перед собой каждый режиссер. Проблема состоит в том, что в театр приходят абсолютно разные люди: профессия, статус, мировоззрение и т.д. И по окончании вечера эта разнообразная и многоликая публика должна прийти в то самое единое состояние, «прочувствовать» те мысли, которые доносились со сцены.

Также сложность театрального действия состоит в том, что оно «живое». События разворачиваются здесь и сейчас. Нет дублей, нет вторых шансов, нет вариантов; есть только нынешнее состояние актера, его чувство зала и понимание происходящего. Именно поэтому один и тот же актер может по-разному играть одну и ту же роль из спектакля в спектакль: это говорит о том, что человек не просто работает, он по-настоящему живет в этой реальности, он не перестает мыслить и искать новые пути, новые стороны, с которых можно посмотреть на своего героя. И именно поэтому зачастую профессиональные актеры понимают, как будет развиваться действие даже не на репетиции, а непосредственно во время спектакля, так как их самый строгий судья – зритель, а значит атмосфера зала задает направление всей постановки здесь и сейчас.

Документальный театр

Современный театр имеет свое особое развитие под названием – документальный театр (или техника verbatim). Приспешники «новой драмы» ориентируются на объективную реальность, которую смело и честно отражают в своих постановках.

На данный момент в России существуют такие экспериментальные театры, которые живут «вопреки всему». Один из ярких примеров – Театр.DOC в Москве.

Елена Гремина (директор): «Закрыть нас невозможно. Если нас выгонят, снимем гараж и будем играть там» .

«Сегодня Москву трудно представить без этого театра, который не боится самых сложных и болезненных тем современного общества. За 15 лет существования он стал, кроме прочего, важным социальным институтом, который нужен не только зрителям, но и артистам. О театре, в котором не играют, а живут»  (создатель театра, драматург и режиссер Елена Гремина).

«Меня документальные фильмы, сделанные никому не известными ребятами, задевают зачастую больше, чем широкоформатное кино, снятое знаменитым режиссером при поддержке Федерального агентства по культуре и кинематографии непонятно для кого и для чего. Сегодня искренность, эмоция важнее сухого профессионализма» (создатель театра, драматург и режиссер Елена Гремина).

О драме в современном театре: verbatim

«Следует отметить, что проект “Документальный театр” не ограничивается только документальными пьесами. “Нас в принципе интересует новая пьеса. Не любая, но прежде всего произведения с активной социальной позицией”» — так определяет критерии отбора пьес один из руководителей проекта Е. Гремина.

«Мы обязаны экспериментальному театру тем, что ему удалось вернуть в театр зрителя, тем, что со сцены заговорили на живом языке, тем, что театр как таковой не прекратил своего существования. Однако это только начало. Поиски в области драматургии и режиссуры продолжаются. “Мы открыты для тех, кому есть что сказать”, — говорит Е. Гремина.