Susch chislo.jpg

§ 28. Виды грамматического соотношения между формами единственного и множественного числа имен существительных

В формах множественного числа имен существительных обнаруживается ряд грамматических явлений, чуждых единственному числу. Во множественном числе стираются родовые различия слов (ср.: дитя — дети; телёнок — телята; конь — кони; кость — кости; зеркало — зеркала; город — города и т. п.). В самом деле, формы дательного, творительного, предложного падежей множественного числа во всех склонениях одинаковы, за единичными исключениями (вроде полечь костьми) в творительном падеже у слов типа дверь, лошадь. В именительном падеже множественного числа также у многих разрядов слов родовые различия исчезают (ср. окончания -а, -ья в мужском и среднем роде, окончания -ы, -и в мужском и женском роде, а в некоторых разрядах — у слов на -ко и -це при отсутствии ударения на окончании — и в среднем роде: плечики, веки, колечки; ср. также: очки, ушки). В родительном падеже множественного числа только окончания -ов, -ев чаще всего прикреплены к мужскому роду, хотя изредка встречаются и в среднем (при им. п. на -ья: деревьев, платьев; на -ики: плечиков, колесиков, ср. также: облаков, озерков; у слов с суффиксом -це: зеркальцев). В литературном языке это окончание абсолютно чуждо словам женского рода. Pluralia tantum вообще лишены формы рода. У названий домашних животных, при различных обозначениях самца и самки в единственном числе (козел — коза, боров — свинья, петух — курица) во множественном числе употребляется одна форма — общая (для выражения совокупности): козы, овцы, свиньи, куры, утки, гуси. В существительных, восходящих к формам имен прилагательных, родовые различия во множественном числе не сохраняются уже потому, что они утрачены во множественном числе и самими именами прилагательными.

Вместе с тем грамматическое соотношение форм единственного и множественного числа у имен существительных все более и более осложняется дополнительными реальными значениями. Параллелизм падежных форм единственного и множественного числа разрушен. Для множественного числа характерна гибридизация разных типов склонения (129) (ср.: поля, полей, полям; учителя, учителей, учителям; друзья, друзей, друзьям и т. п.). Акад. А. А. Шахматов с свойственной ему лингвистической проницательностью указал на необходимость в словах мужского рода (где особенно велико разнообразие форм множественного числа) решительно отделять классификацию типов склонения во множественном числе от единственного числа. В единственном числе (если не считать слова путь) существительные мужского рода с нулевым окончанием в именительном падеже слились в один тип склонения. Во множественном числе А. А. Шахматов предлагал у них различать четыре типа склонения по особенностям формы родительного падежа:

  • 1) множественное число слов с основой на твердый согласный и на -й (j): снега, столы, водопады, воробьи;
  • 2) множественное число слов на -ж, -ш и на мягкий согласный: ножи, родители, учителя;
  • 3) множественное число слов на твердый согласный, у которых именительный множественного оканчивается на -ья;
  • 4) множественное число слов, имеющих в единственном числе суффикс единичности -ин: бояре (130).

Но эта классификация не безупречна. Она не учитывает различий между продуктивными и непродуктивными типами склонения (сосчитаны формы им. мн. м. р. на -ья, род. -ей; непродуктивны образования на -ья, род. -ьев; лексически замкнута группа существительных на -ин, в им. мн. ). Кроме того, в схеме Шахматова не всегда приняты в расчет различия форм именительного падежа множественного числа. Так, формы на , перемешаны с формами на , . Между тем нет оснований сливать в один тип столь разнообразные формообразования (131). В разряде слов с именительным падежом множественного числа на -ья сам А. А. Шахматов отметил две группы: "В первую, обнимающую как исконные собирательные женского рода, так и собирательные среднего рода, входят все те слова, которые оканчиваются на неударяемое -ья; в родительном падеже множественного числа они имеют -ев: братья — братьев, сучья — сучьев, каменья — каменьев; во вторую, обнимающую только (исконные. — В. В.) собирательные женского рода, входят слова, которые оканчиваются на ударяемое -ья; в родительном падеже множественного числа они имеют -ей: мужья — мужей, друзья — друзей, сыновья — сыновей. Таким образом, первая группа примыкает к словам с основами на твердую согласную, а вторая — к основам на мягкую согласную" (132). Следовательно, выделение этого разряда в самостоятельный морфологический тип вообще оказывается излишним. Кроме того, система падежных форм множественного числа мужского рода не является вполне обособленной от склонений разных разрядов слов среднего и даже женского рода. Так, нетрудно найти частичные, а иногда и полные совпадения в формах множественного числа между типами мужского и среднего склонения. В системе склонения слов среднего рода выделяются:

  • 1) множественное число слов среднего рода с окончаниями именительного падежа -а(ы), -а; -я(-и), -я: зарева, колеса, вина, покрывала, зерна (ср.: хозяева, хитосы, уланы, грузины и т. п.; поля, моря; ср. учителя);
  • 2) множественное число слов с непродуктивным окончанием именительного падежа на -ья: перья, деревья (ср.: клочья, крючья и т. п.);
  • 3) множественное число слов с неподвижным ударением на основе, оканчивающихся в именительном падеже на -ки, в родительном -ков и (в им. ед. ч. на -ко): плечики, колесики, но ср. облака; ср.: веки, век и войска, войск и т. п.

Таким образом, формы множественного числа у слов среднего рода не образуют обособленных типов склонения: они совпадают либо с системой женского, либо с системой мужского (твердого) склонения.

Имена существительные женского рода, во множественном числе слившиеся в одной парадигме, в одной системе падежных форм, кроме формы родительного падежа, по форме родительного падежа распадаются на два типа: а) жена — шалунья (ср.: скамья, бадья и т. п.) и б) кость — степь (ср.: жены, шалуньи, кости, степи; род. п.: жен, шалуний; свеч — свечей и костей, степей). Но эти типы женского склонения совпадают отчасти и с мужским-средним (ср.: камни — камней; калачи — калачей; у двух слов ср. р. род. п. тоже на -ей: полей, морей; ср.: жилищ, исследований, поветрий и т. п.). Во множественном числе падежные формы таких разных слов, как нож и пустошь; плетень, ремень и западня, тень, образуются одинаково. Во множественном числе склонения форм: каменья, уголья и перья, крылья (ср. также: поэтич. гроздья и прост.-областн. дырья) ничем не отличаются одно от другого. Кроме именительного падежа, формы слов боярин и жена (бояре — жены) не имеют во множественном числе никаких различий. Разницы между склонением кружева и хозяева, кроме ударения и различий в форме винительного падежа, нет никакой. Яблоки и наволоки, зерна и таверны, колечки и полочки, плечи и свечи принадлежат во множественном числе к одному типу склонения. Таким образом, во множественном числе нет прямой соотносительности с типами склонения единственного числа. Формы слов, принадлежащих в единственном числе к системе среднего рода, во множественном числе ближе к женскому склонению, чем к мужскому. Между склонением многих разрядов слов мужского рода и между женской системой падежных изменений во множественном числе нет не только контраста, но нередко и вовсе никаких различий (особенно в мягком склонении; ср.: родители и добродетели). Дифференциация форм множественного числа исчерпывается различиями именительного-винительного и родительного падежей.

При этом более или менее ощутительно только противопоставление форм именительного-винительного и родительного падежей между твердым мужским (к которому во множественном числе примыкают основы на -j (-й): снега — снегов; водопады — водопадов; коренья — кореньев; воробьи — воробьев) и твердым женским типом (воды — вод; сестры — сестер). Твердое мужское склонение в именительном падеже множественного числа все больше влияет на мягкое, передавая ему окончание именительного множественного числа -а (-я). К этому типу (учителя, слесаря) примыкают системы форм двух слов среднего рода с ударением во множественном числе на окончании (моря, поля). Склонение мягких основ мужского рода с формой именительного падежа множественного на (кони, звери, аптекари; ср. пути) ничем не отличается от склонения во множественном числе слов женского рода (типа кости, страсти, ступни, степени). Таким образом, во множественном числе у имен существительных нет чистых и обособленных типов склонения. Родовые перегородки между формами склонения здесь разрушены.

По форме родительного падежа во множественном числе выделяются три основных типа:

  • 1. Плоды — плодов; города — городов; облака — облаков; волки — волков; плечики — плечиков; очки — очков; воробьи — воробьев; сюда же примыкает непродуктивный тип на -ья, -ьев; коренья — кореньев; стулья — стульев.
  • 2. Жены — жен; шалуньи — шалуний; свиньи — свиней; дули — дуль; жилища — жилищ; рассуждения — рассуждений; ружья — ружей; зеркала — зеркал и т. п. Сюда же примыкают лексически связанные или морфологически изолированные группы слов мужского рода (с нулевым окончанием в форме род. мн.): глаза — глаз; глазки — глазок; сапожки — сапожек; башкиры — башкир; гренадеры — гренадер и т. п. (134).
  • 3. Кости — костей; добродетели — добродетелей, страсти — страстей; сани — саней; сопли — соплей; ноздри — ноздрей; вожжи — вожжей; ножи — ножей; кони — коней; звери — зверей; пыжи — пыжей и т. п.; учителя — учителей; писаря — писарей и т. п. Сюда же примыкают непродуктивные группы женского и общего рода, а также единичные слова мужского рода на -а, -я: ханжи — ханжей; дяди — дядей; брони — броней; каланчи — каланчей; межи — межей и т. п.

Различия форм именительного падежа множественного числа не совпадают с границами типов склонения, устанавливаемыми по форме родительного падежа. Здесь обнаруживается более пестрое смешение и взаимодействие разных классов имен существительных:

  • 1. Формы на -ы, -и от существительных мужского и женского рода и (в образованиях на -ко, а также в изолированных словах) от имен среднего рода: плоды, сады, партийцы, марксисты, лингвисты, чайники, жены, сестры, сараи, воробьи, трещины, высоты, учительницы, кони, звери, гуси, гвозди, воспитатели, страсти, неожиданности, колечки, яблоки.
  • 2. Формы на -а, -я от имен существительных мужского и среднего рода: мастера, города, снега, учителя, писаря, зеркала, моря и т. п.; ср. господа.
  • 3. Формы на от имен существительных среднего рода: окна, жилища и т. п.; отдельно хозяева.
  • 4. Непродуктивные формы на -ja (-ья) от имен существительных мужского и среднего рода (сучья, колья, поленья и т. п., ср. также: братья).
  • 5. Формы на -ья (мертвые) от нескольких слов мужского рода со значением лица: друзья, князья, мужья, зятья, сватья, дядья; ср.: сыновья, кумовья.
  • 6. Формы на от имен существительных мужского рода с суффиксом -ин в единственном числе.

Понятно, что особый тип склонения образуют те существительные, которые произошли от полных форм имен прилагательных и причастий (вроде ломовой, нищий, прохожий, приезжий, присяжный; горничная, закусочная, набережная, мостовая, пивная, приемная, прачечная; мороженое, подлежащее, сказуемое, приданое и т. п.).

Таким образом, системы форм множественного числа существительных представляют собою сложное скрещение и пересечение разных морфологических типов, в которых отчасти сохраняется и связь, а иногда и соотношение с родовыми классами единственного числа. Однако параллелизм соотношений здесь резко нарушен.

Обособление форм склонения множественного числа от системы форм единственного числа выражается и в различии основ единственного и множественного числа у многих слов мужского и среднего рода:

  • 1. У группы имен существительных мужского и среднего рода, оканчивающихся в именительном падеже множественного числа на -ья, основа множественного числа отличается от основы единственного числа появлением j и смягчением предшествующего согласного (а также в отдельных основах чередованием к — ч, г — з). Например: луб — лубья; брат — братья; крюк — крючья (ср. значение формы крюки); клок — клочья (ср. клоки); друг — друзья; брус — брусья; обод — ободья; лоскут — лоскутья (но ср. также: лоскуты); полоз — полозья, прут — прутья; струп — струпья; колос — колосья; ком — комья; стул — стулья; клин — клинья и т. п.; крыло — крылья; дерево — деревья; дно — донья; звено — звенья; полено — поленья и т. п.; ср.: князь — князья; муж — мужья; зять — зятья; ср. также: сын — сыновья; кум — кумовья (в областной речи: шурин — шурья и др.).
  • 2. У имен существительных на -ин основа множественного числа лишена этого суффикса единичности: гражданин — граждане; крестьянин — крестьяне; англичанин — англичане и т. п.

У слов татарин, болгарин форма именительного падежа множественного числа оканчивается на . Но в некоторых словах, преимущественно с односложным корнем: грузин, русин, ср. осетин и т. п., суффикс -ин остается и в формах множественного числа (ср. воин — воины; ср. также от семьянин — семьянины, а не семьяне). Отдельно: хозяин — хозяева (ср. устар. татарва, ср. листва).

  • 3. У существительных на -ёнок, означающих детенышей, в основе множественного числа этот суффикс замещается суффиксом -ят(а): октябрёнок — октябрята; телёнок — телята и т. п. Ср. в некоторых словах суффикс -енят(а): чертёнок — чертенята; бесёнок — бесенята (ср. лисенята). Ср. также форму внучата, которая ближе связывается со словом внук и не имеет оттенка ласкательности и уменьшительности, свойственного слову внучек; ср. щенята — при щенки от щенок.
  • 4. Существительные на -мя (семя, стремя, племя, имя, знамя, время) образуют формы множественного числа с суффиксом -ен- (в отличие от суффикса косвенных падежей ед. ч. -ен'-): имена, времена и т. п.
  • 5. У существительных среднего рода небо, чудо формы множественного числа осложнены суффиксом -ес-: небеса, чудеса (ср. тело и телеса, ср. арх.-слав. и ирон. словеса).

Формы единственного и множественного числа у многих слов отличаются и ударением. Например, в именах неодушевленных предметов мужского рода: нос, носа — носы; гроб, гроба — гробы; сад, сада — сады; бой, боя — бои; дар, дара — дары; сыр, сыра — сыры; чин, чина — чины; плуг, плуга — плуги (плугов); слой, слоя — слои; рой, роя — рои; поезд, поезда — поезда; город, города — города; дом, дома — дома; погреб, погреба — погреба и т. п.; в названиях лиц мужского рода: пекарь — пекаря; учитель — учителя; доктор — доктора; кондуктор — кондуктора; директор — директора; в словах женского рода: жена, жены — жёны; сестра — сёстры; волна — волны и т. п.; красота — красоты; глубина — глубины; седина — седины; высота — высоты; ср. сирота — сироты и т. п.; ср. слюна — слюни; в словах среднего рода: лето — лета; место — места; озеро — озёра; весло — вёсла; сердце — сердца; право — права; слово — слова; стадо — стада; село — сёла; море — моря; поле — поля; облако — облака; кружево — кружева; колесо — колёса; полотно — полотна; дерево — деревья; перо — перья; крыло — крылья; ср. в вульгарном просторечии в областных диалектах: пальто — польта; кило — кила. (Отступления: 1) у слов среднего рода с серединным ударением типа корыто — корыта; светило — светила и т. п., ср. неподвижное ударение слов на -ище, -ило, -ало; 2) у отглагольных на -ание, -ение; -тье; кушанье — кушанья; капиталовложение — капиталовложения; изъятие — изъятия и т. п., ср. также у неглагольных слов на ье: платье — платья; 3) у слов церковно-книжного происхождения: правило, торжество, пиршество и т. п., ср. весь разряд слов на -ство, -ствие.)

  • 6. Обособление форм множественного числа еще более резко сказывается в образовании их у некоторых слов от совсем других основ (супплетивные формы): человек — люди; ср.: курица — куры; цветок — цветы; ухо — уши; око — очи; судно — суда и т. д.
  • 7. У других слов оказываются двойные формы множественного числа, различающиеся значениями, например: хлеб: хлебы — хлеба; зуб: зубы — зубья; крюк: крюки — крючья; лист: листы — листья; корень: корни — коренья; камень: камни — каменья; колено: колени — коленья — колена; мех: меха (ср. мехи); образ: образы — образа; цветы — (в единственном числе цветок, но в специальном ботаническом языке употребляется в этом значении цвет) — цвета; муж: мужи (государственные мужи, мужи науки) — мужья; сын: сыны (сыны народа, сыны отечества, сыны родины) — сыновья; кол: колья (при устар. колы в значении школьной отметки); ср. далекие омонимы: 1) повод — поводы; 2) повод — повода и поводья.

При овладении формами литературного языка категория числа имен существительных представляет особенные трудности. Например, В. А. Добромыслов указывает, что в языке обследованных им рабочих-подростков слова правило, занятие, развлечение, собрание, звание часто употребляются вместо множественного числа в единственном (правило внутреннего распорядка; там было много развлечения и т. п.), а слова воображение, времяпровождение, рождение вместо единственного числа во множественном (с моих рождений, внешкольные времяпровождения и т. п.) (135).

Таким образом, категория числа в русском языке осложнена разнообразными лексико-семантическими значениями и оттенками.

Далее: § 29. Лексико-семантические различия, связанные с формами числа имен существительных

К содержанию