§ 81. Взаимодействие грамматических и лексических значений в строе глаголов на -ся

Значения возвратных глаголов, образованных от переходных глаголов, шире, богаче и многообразнее, чем значения глаголов, произведенных от невозвратных непереходных глаголов. В глаголах на -ся, соотносительных с непереходными глаголами, процесс семантического обогащения слова протекает внеграмматическим путем и не опирается на многозначность самого суффикса -ся. Например, звониться (звонить в дверной звонок, чтобы открыли дверь для того, кто звонит) имеет одно значение, но ср. разнообразие значений (четырех) и их оттенков в глаголе звонить; ср. желтеться при желтеть; ср. стучаться, плакаться и т. п.

Кроме того, самый круг тех непереходных глаголов, к которым приклеивается -ся для образования нового глагола, очень узок. Подавляющее большинство непереходных глаголов не мирится с простой суффиксальной агглютинацией -ся.

В русском языке гораздо более разнообразны и продуктивны приемы образования новых глаголов на -ся от непереходных глаголов путем одновременной — префиксальной и суффиксальной агглютинации ("косвенно-результативно-возвратный залог", по схеме А. А. Шахматова). Можно выстроить длинный ряд таких морфологических моделей:

  • в... -ся (всмотреться, вжиться; ср. вчитаться);
  • вы... -ся (вылежаться, выплакаться, выбегаться, выдохнуться и т. п.);
  • до... -ся (добегаться, дошалиться, доиграться);
  • за... -ся (замечтаться, заспаться; ср. у Достоевского в "Бесах":"Залюбопытствовался сам и остановился"). "Еще бы немного побольше свободы, беспорядка, света и шуму, — тогда это был бы свежий, веселый и розовый приют, где бы можно замечтаться, зачитаться, заиграться и, пожалуй, залюбиться" (Гончаров, "Обрыв");
  • из... -ся (истосковаться, избегаться, исписаться);
  • на... -ся (насидеться, наплясаться, нагуляться, наработаться);
  • о(об)... -ся (обоспаться);
  • при... -ся (пристреляться, присоседиться);
  • раз... -ся (разбушеваться, развоеваться, разгуляться);
  • с... -ся (слежаться, сработаться); ср. также: сбежаться, слететься;
  • у... -ся (усесться, улечься) и т. п.

Некоторые из этих приемов словообразования так же активны и в области переходных глаголов (например: наесться, зачитаться, упиться и т. п.).

Кроме того, от некоторых непереходных глаголов употребительны обе формы: с -ся и без -ся, иногда с такими тонкими семантическими и стилистическими нюансами, что разговорная речь нередко игнорирует их. В этих случаях у глаголов на -ся остается привкус большей субъектной поглощенности действием, большей сосредоточенности действия в сфере субъекта. Например, грохнуть употребляется не только переходно, но и непереходно (например, "Я снопом наземь грохнула" — Измайлов, "Молодуха"). Только оттенок простонародности или просторечия отличает форму грохнуть в непереходном значении от грохнуться.

Точно так же в применении к плодам и злакам: областная (южновеликорусск.) форма наливать и общелитературная наливаться. Ср. у Фета ("Степь вечером"):

Безбрежная, как море,

Волнуется и наливает рожь.

Ср.: слезить (областное) и слезиться: "Дьячок... приставляет ладонь к моргающим и слезящим глазам" (Короленко, "Старый звонарь"); "Он спрашивал всех о чем-то слезящимися глазами" (Горький, "Дед Архип и Ленька"). Ср. соотносительные видовые формы глаголов лопаться — лопнуть; садиться — сесть; ложиться — лечь; становиться — стать.

В некоторых глаголах возвратная форма имеет ярко выраженный личный, "одушевленный" оттенок. Например, грозиться синонимично с грозить в кругу значений, относящихся к живым существам (ср.: "А впрочем, говорят, сочинители только грозятся — и никогда своих вещей не жгут" — Тургенев, "Новь"; "Стали ему и красным петухом грозиться" — Л. Толстой). Ср. также: "Правда, издали грозилась опять холера" — Тургенев. Но ср. невозможность заменить словом грозиться глагол грозить в таких книжных сочетаниях: Циклон грозил наводнением; Дом грозит падением; Ему грозило сумасшествие и т. п.

Таким образом, грамматическая роль суффикса -ся здесь чисто словообразовательная. Синтаксическое употребление непереходного глагола от присоединения к нему аффикса -ся нисколько не изменяется. Категория залога из грамматики перемещается в лексикологию. Во многих случаях соотносительность глаголов без -ся и с -ся утратилась вследствие резких различий в лексических значениях. Ср., например: заступать и заступаться; притворить и притвориться; достать и достаться; принять и приняться и многие другие.

У возвратных глаголов, которые произведены от переходных глаголов, разные значения -ся очень часто совмещаются в структуре одного и того же слова. Поэтому одного каталога значений, вносимых аффиксом -ся в разные группы переходных глаголов, недостаточно. Необходимо очертить приемы и нормы сочетания и совмещения разных возвратных значений в семантической системе одного и того же слова. Так, еще И. Ф. Калайдович в статье "О залогах глаголов русских" доказал, что залоговое значение глагола зависит от синтаксического контекста и что один и тот же глагол может быть употреблен в разных значениях. Например, в предложении я сражался с ним значение сражаться двусмысленно. "Можно понимать: или я сражался против него, или я сражался с ним вместе против общего нашего неприятеля". В первом случае глагол — "взаимный", в другом — "общий", т. е. означающий общее нескольких лиц на один предмет действие (совокупное действие, содействие), хотя и тут есть взаимность со стороны неприятеля. В предложении "Бились день, билися другой" (русские с половцами из "Слова о полку Игореве") глагол биться есть взаимный...; напротив, в басне Крылова "Откупщик и сапожник" он же есть средний (т. е. имеет средне-возвратное значение. — В. В.):

Сапожник бился, бился

И, наконец, за ум хватился.

Внутренняя связь залоговых значений, совмещение их в структуре одного слова привлекали внимание и последующих исследователей русской грамматической системы. Так, акад. Я. К. Грот в академическом "Словаре русского языка" внимательно следил за оттенками залоговых значений, свойственными одному и тому же глаголу. Например, в глаголе браниться здесь отмечены два значения: 1) ссориться друг с другом на словах (Обе стороны не только спорили, но и бранились) и 2) то же, что бранить, произносить брань (Не стыдно ли тебе браниться?). Первое значение квалифицировано как возвратное, второе — как среднее. Особенно часто указывается на сочетание собственно-возвратного, средне-возвратного и возвратно-страдательного значений в смысловой структуре одного и того же глагола (ср.: выкупаться, выкручиваться — выкрутиться, давиться и т. п.).

Точно так же Д. Н. Овсянико-Куликовский и А. А. Шахматов подчеркивали частое совмещение собственно-возвратного, средне-возвратного и возвратно-страдательного значения в одном слове. Вообще говоря, возвратно-страдательное значение потенциально заложено в каждой возвратной форме, восходящей к переходным глаголам, кроме глаголов с обще-возвратным и — иногда также — с возвратно-взаимным значением (ср.: радоваться, беспокоиться, драться, ссориться и т. п.). Вместе с тем возвратно-страдательное значение очень часто включает в себя оттенки средне-возвратного значения или склоняется к нему и даже переходит в него.

Среднее и страдательное значения — это крайние точки на линии семантического движения возвратной формы глагола. Между ними могут быть промежуточные значения, в которых ни страдательное, ни среднее не выступают достаточно ярко, а как бы, перебивая друг друга, дают новое сложное значение возвратной формы. Ср. у Л. Толстого в "Войне и мире": "В то время как Андрей вошел в комнату, слова Магницкого заглушились смехом" (ср. Слова Магницкого заглушило смехом); ср. у Лескова в "Соборянах": "Холодное солнце то выглянет и заблещет, то снова занавесится тучами".

Подобным же образом зыбки границы между собственно-возвратным и средне-возвратным значениями, а также между средне-возвратным и общевозвратным значениями (ср.: перемениться в лице и нравственно перемениться; ср.: потеряться, смешаться, разбросаться, уклониться и т. п.).

Собственно-возвратное значение, обусловленное реальным значением основы, только в исключительных случаях сочетается с обще-возвратным, с взаимно-возвратным или с лично-безобъектным значениями. Между тем глаголы с лично-безобъектным значением, часто совмещая в своей семантике взаимно-возвратное и возвратно-страдательное значения, исключают возможность развития косвенно-возвратных значений (ср.: жечься, кусаться и т. п.).

Совокупность значений возвратной формы зависит от взаимодействия значений аффикса -ся и лексических значений переходного глагола в каждом отдельном случае. Таким образом, задача грамматического учения о слове не исчерпывается одним указанием на то, что -ся ограничивает круг объектных определений глагола, замыкая действие в сфере самого субъекта и его интересов. Эта задача расширяется необходимостью описания тех грамматико-семантических "каналов", по каким двигаются и сочетаются, объединяются разные "залоговые" значения "возвратного глагола" соотносительно со смысловой структурой основного "невозвратного" глагола. Так, в глаголе двигаться, кроме возвратно-страдательных значений, соотносительно с двигать (Колеса движутся водой), другие "залоговые" значения и оттенки располагаются в русле средне-возвратной семантики, например: Земля движется вокруг своей оси; Толпа медленно двигалась по улице; Мы скоро двигаемся на дачу; быстро двигаться по службе и т. п. Развитие этих значений и оттенков возвратности зависит от лексического содержания, синтаксических свойств и грамматических возможностей основного, производящего, невозвратного глагола. Так, глагол кормиться кроме страдательного значения к кормить развивает собственно-возвратное и средне-возвратное значения, соотносительно с лексико-грамматическими оттенками слова кормить (кормиться хлебом, кормиться случайными заработками и т. п.). Гнуться совмещает возвратно-страдательное, средне-возвратное и качественно-пассивно-безобъектное значения — соотносительно с гнуть (например: Деревья гнутся от ветра; Гнутся над омутом лозы; Бритва не гнется и т. п.).

Вследствие этого синкретизма значений вопрос о том, можно ли объединять в структуре одного слова все значения, развившиеся в той или иной возвратной форме, становится очень запутанным. Тем более, что к залоговым различиям примешиваются и видовые. Например, правильно ли поступили составители "Толкового словаря русского языка", рассматривая формы найтись и находиться как два отдельных слова и охарактеризовав их значения таким образом:

"Найтись, -йдусь, -йдёшься, прош. нашёлся, -шлась; нашедшийся, сов. (к находиться). 1. Отыскаться. Потерянная книга нашлась. 2. Оказаться налицо, обнаружиться, быть. Не найдется ли у вас карандаша? Кое-какие книги и материалы по этому вопросу у нас найдутся. Охотников ехать туда не нашлось. Найдется, что делать. 3. Быстро сообразить, что надо делать в данном затруднении, не растеряться. Такой человек найдется при всяких обстоятельствах. Я не нашелся, что ответить. "Ведь вы будете, как пень, стоять перед ними, ведь вы не найдетесь" (Достоевский)".

"Находиться, -ожусь, -одишься, несов. 1. Несов. к найтись. 2. Страд. к находить. 3. Иметь место, быть, пребывать. "Нижнеозерная находилась от нашей крепости верстах в двадцати пяти" (Пушкин). Он находится сейчас в Крыму. || Быть в том или ином состоянии. Находиться в хорошем настроении. "Я нахожусь в весьма неприятном положении" (Тургенев)".

Особенно много сомнений вызывает словарная статья, помещенная под звуковым комплексом находиться. Не смешаны ли здесь, по крайней мере, три омонима: I. Находиться — в значении: пребывать, быть, быть в том или ином состоянии; II. Находиться — обнаруживать находчивость; III. Находиться — отыскиваться, обнаруживаться, страд. к находить.

В "Толковом словаре русского языка" глагольные омонимы сплошь и рядом механически сцепляются под знаком одного слова — чаще всего именно вследствие неразличения редактором форм слова и отдельных слов с разными залоговыми значениями. Вот разительный пример:

"Засиживаться, -аюсь, -аешься, несов. (разг.) 1. Несов. к засидеться [в значении: просидеть, пробыть чересчур долго. Например: засиживаться за работой до утра, засиживаться в гостях до полуночи. — В. В.]. 2. Страд. к засиживать [несов. к засидеть — запачкать, загрязнить испражнениями — о насекомых. Например, Картина постепенно засиживается мухами. — В. В.]".

Трудно не заметить, что перед нами не два значения одного слова, а два разных слова-омонима.

Вопрос об омонимии глаголов на -ся вообще очень тесно связан с исследованием семантики "возвратных" глаголов (ср., например, омонимические ряды глаголов: разложиться, рассеяться, поправиться, разойтись — расходиться, привязываться, накидываться, набрасываться и т. п.).

Таким образом, система возвратных значений представляет разительный пример "лексикализации" грамматических отношений. Грамматика здесь регулирует движение и организационное объединение значений и оттенков в составе глагольного слова. "Категория залога" все глубже внедряется в сферу лексики.

Грамматические вариации залоговых значений перерождаются в лексические, хотя и влияют по-прежнему на способы синтаксического употребления слова и на формы его сочетания с другими словами.

Далее: 8. ГЛАГОЛ КАК СТРУКТУРНЫЙ ТИП СЛОВ

§ 82. Совмещение элементов аналитического, синтетического и агглютинативного строя в русской глагольной системе

К содержанию