Russkij yazyk. Grammaticheskoe uchenie o slove1.jpg

§ 6. Взаимоотношение классов мужского и женского рода и грамматическая выразительность категории женского рода

Значения мужского и женского рода реальнее, чем среднего рода. В названиях живых существ они связаны с представлением о естественном поле. Вместе с тем они крепче спаяны грамматически параллелизмом и соотносительностью форм словообразования. В общем употреблении формы мужского и женского рода активнее, чем формы среднего рода. Не подлежит сомнению, что грамматической базой, отправным пунктом родовых различий имен является в современном русском языке мужской род. Это выражается в том, что всякая тема или корневая морфема, оканчивающаяся на твердый согласный и указывающая на лицо, вещь, учреждение, словом, на предмет, может стать без суффикса именем существительным почти исключительно мужского рода (ср., например, сокращенные слова: ширпотреб, домком, исполком, комвуз, пролеткульт и т. д.). Она непосредственно зачисляется в класс слов мужского рода, в то время как слова женского рода обычно нуждаются в дополнительных формальных средствах выражения рода. Новых бессуффиксных слов женского рода (кроме отвлеченных и собирательных существительных на мягкий согласный от именных основ вроде заумь, бездарь и т. п.) в современном русском языке не образуется. Так, вовсе нет бессуффиксных слов женского рода среди общеупотребительных сокращенных новообразований, вышедших за пределы условно-официальной номенклатуры. Женский род — сильный, подчеркнутый, наиболее четко оформленный из родовых классов. Это заметил еще К. С. Аксаков. Он считал форму женского рода на более "выразительной", "определенной и действительной" в отличие от мужского рода — "неопределенного" (33). "Именем мужского рода, неопределенным по своему значению, обозначается самый род вообще (порода) (genus, т. е. общее логическое значение лица. — В. В.), все общее значение имени... самый пол не выступает ярко, не определяется в имени мужском. Вся определенность, ограниченность, положительность, а вместе и пол, выступает в имени женском..." — писал К. С. Аксаков (34).

Для сравнительной оценки выразительности разных родовых классов показательно, что в современном русском языке названия детенышей (выражение незрелости), а также обозначения социально неполноценного человека относятся к мужскому роду. Слова мужского рода: цыпленок, ягненок, жеребенок, теленок, волчонок, щенок и т. п. (ср.: ребенок, октябренок, негритенок, китайчонок и др.) обозначают детенышей вообще, независимо от пола (а отсюда переносно может возникнуть и обозначение социальной неполноценности, ср.: малыш, глупыш и оборвыш, последыш и т. п.). Между тем слова женского рода, служащие для обозначения невзрослости, могут обозначать только детенышей-самок, например: тёлка (ср. телок).

Известно также, что слова с формальными признаками мужского рода не бывают словами общего рода, хотя свободно применяются к существам женского пола (например: она — гений, талант; она — образцовый педагог и т. п.; ср. у Достоевского в "Бесах": "Давеча этот иезуит предводительша закинула тоже несколько саркастических намеков о вчерашнем"). Напротив, некоторым именам с формальными признаками женского рода свойственны значения лица мужского пола (например: повеса, портняга и т. п.). Многие разряды слов на относятся к лицам и мужского и женского рода: мымра, жила, растрепа, пустомеля, сквалыга и т. п. Ср. также разговорные конструкции типа: он — такая пьяница и этот пьяница; какая неряха и невообразимый неряха; страшная каналья и т. п. Ср. у Тургенева в рассказе "Муму" жалобы башмачника Капитона: "Горемыка я, горемыка неисходная!"

Далее: § 7. Приемы выражения и изображения категории лица посредством грамматических признаков женского рода

К содержанию