§ 14. Значения и употребления форм 1-го лица единственного и множественного числа

С грамматической точки зрения наиболее устойчива и наименее многозначна форма 1-го лица единственного числа как форма субъекта речи. Правда, в некоторых случаях возможно экспрессивное замещение формы 1-го лица формой 3-го лица, когда субъект характеризует себя со стороны как постороннее лицо. Ср. у Л. Толстого в "Войне и мире" — о Наташе: "Это удивительно, как я умна, и как... она мила", — продолжала она, говоря про себя в третьем лице и воображая, что это говорит про нее какой-то очень умный, самый умный и самый хороший мужчина".

Кроме того, форма 1-го лица единственного числа иногда служит для обозначения обобщенного субъекта, и в этом случае индивидуально-личное значение ее ослабевает. Например: "Я мыслю — следовательно, существую". Особенно выразительно такое обобщенное употребление в рассуждениях, в общих сентенциях (например, в поговорках: "Чье кушаю, того и слушаю" и т. п.). Однако и в этих случаях прямое отношение к говорящему субъекту, к я все же отчетливо сохраняется.

Гораздо более сложны и разнообразны возможности непрямого, переносного употребления 1-го лица множественного числа. Так, на формах глагола отражается экспрессивное употребление категории множественного числа вместо единственного, свойственное именам и местоимениям. Оно ведет к замене форм 1-го и 2-го лица единственного числа формами 1-го и 2-го лица множественного числа.

С глагольной формой 1-го лица множественного числа сочетаются такие переносные смысловые оттенки, соответствующие употреблению местоимения мы:

1. Говорящий (или пишущий) может пользоваться формой 1-го лица множественного числа вместо формы 1-го лица единственного в интересах скромности, как бы скрывая свою личность за другими, или, напротив, выставляя свою личность, себя как выразителя мысли и воли группы, целого коллектива, или же манерно придавая своей речи экспрессию величия, торжественности и авторской важности.

2. Кроме того, 1-е лицо множественного числа имеет значение участливой совокупности, совместности — в обращениях к собеседнику (вместо 2-го лица единственного и множественного числа). А. А. Шахматов указал, что этот оборот развился под влиянием французского языка. Например, у Писемского в "Ипохондрике" Канорич говорит про сестру, обращаясь к ней самой: "Исправническому учителю сюртуки дарить так есть на что; а брату вытертой шубкой каждый день тычем глаза". Но ср. в очерке Гончарова "Иван Саввич Поджабрин" в разговоре слуги Авдея с Иваном Саввичем:

Я забыл вам сказать: дворник давеча говорил, что на вас хотят жаловаться...

Кто? Кому? — с испугом спросил Иван Саввич.

Хозяину жильцы.

Жильцы? Хозяину?

Да-с: слышь женскому полу проходу не даем...

3. Наконец, в обобщенных сентенциях 1-е лицо множественного числа может означать неопределенную группу лиц, с которой говорящий объединяет себя в силу солидарности, общности характера или привычек. Это так называемое неопределенное 1-е лицо множественного числа: поживем — увидим; что имеем, не храним, — потерявши, плачем и т. п.

Далее: § 15. Значения и употребления форм 2-го лица единственного и множественного числа

К содержанию